Размышления о том, кому можно стать язычником

Размышления о том, кому можно стать язычником

Текст впервые опубликован в сообществе “Язычество IT-Эпохи

Олег Кутарев

Олег Кутарев

Выскажитесь по теме, не может быть, чтоб после такого поста не разгорелся жар (если только его осилить), и обоснуйте.

Мировые религии – буддизм (4-я по численности верующих в мире религия), христианство (1-я) и ислам (2-я) – постулируют, что вне зависимости от нации, пола, возраста и социального положения, любой человек может быть принят в их ряды. Несмотря на то, что к указанным религиям относится около половины человечества, надо отметить, что подобный универсалистский подход сформировался лишь в историческую эпоху в рамках больших многонациональных держав. В классическом же индуизме (3-й) есть мнение, что стать индуистом нельзя – им можно только родиться. Аналогичное мнение встречается в зороастризме, езидизме и других религиях. Но и такой подход сформировался относительно поздно в рамках столкновения больших народностей. Иногда религия просто провозглашает избранность некого народа, и хотя и позволяет принимать эту веру инородцам, остаётся при своём мнении – наиболее известен из таковых иудаизм. В китайской традиции, которой принадлежит и религия даосизм (5-я), общее мнение озвучил ещё до появления даосизма Конфуций: «приносить жертвы духам не своих предков – проявление лести» /Лунь Юй 2:24/. Во многих традиционных языческих религиях происхождение конкретного народа может возводиться к богам; в то время как иные народы имеют куда более низкое происхождение. Иногда, правда, подобная честь выпадает не всему народу, а отдельным родам. Род Юлиев, из которого наиболее известен Цезарь, гордился наличием в своей генеалогии Венеры, а первые исторические правители Швеции и Норвегии, принадлежащие династии Инглингов, считали одним из своих предков бога Фрейра. Нет единого мнения, о ком именно говорится в «Слове о полку Игореве» «дажьбожий внук», но ясно одно – не всякий мог считать своим предком великого славянского Бога.
Как представляется, старое язычество Европы (как и современные традиционные верования вроде шаманизма у разных сибирских народов), отличалось эклектичностью и инклюзивизмом. То есть оно смешивало в себе не только аутентичные верования, но и вбирало многочисленные заимствования чужеродных верований отдельными фрагментами как с оригинальным смыслом (эклектика), так и переосмысляя заимствованные сюжеты в своей парадигме (инклюзивизм). Один знакомый мне этнограф, крупный специалист по изучению шаманизма в Перу, показывал фотографию с шаманским «инструментарием» – кроме собственно индейских божеств и духов в таковой непременно входит распятие, могут входить чётки, статуэтка Кришны и толстый нефритовый Хотэй из буддийской мифологии Китая и Японии. На вопрос «почему здесь Хотэй?» – шаман отвечал, что это сильный и эффективный дух, не особо зная о нём что-либо.
В главном восточнославянском языческом капище великий князь киевский Владимир в 980 году воздвиг идолы шести Богам – среди них Хорса и Семаргла большинство специалистов называют иранскими. Титмар Мерзебургский писал в XI веке о неком венгерском владыке: «принося жертвы и всемогущему Богу и прочим лживым богам, он, будучи обвинён в этом своим епископом, отвечал, что, поступая так, стал сильным и богатым» /Хроника, VIII.4/. За тысячу лет до того Цезарь, описывая богов кельтов, употреблял для них римские имена: «из богов они больше всего почитают Меркурия. Он имеет больше, чем все другие боги, изображений; его считают изобретателем всех искусств; он же признается указывателем дорог и проводником в путешествиях; думают также, что он очень содействует наживе денег и торговым делам. Вслед за ним они почитают Аполлона, Марса, Юпитера и Минерву..» /Записки о галльской войне, VI, 17/. Всё это, кажется, показывает единство языческих верований Старой Европы – кельт в Риме мог поклониться Меркурию, подразумевая под ним своего Луга; мог взять в свой домашний алтарь греческое или финикийское божество, и почитать при этом среди них всех и Иисуса, как равного им.
Возникал ли при таком раскладе вопрос у представителя старого язычества о принятии людей в свою веру – и у него самого: «а не обратиться ли мне в веру того народа?». Возможно, этот вопрос мог показаться ему глупым. Зачем кельту принимать римское язычество? Пока ты находишься в Галлии, твоего бога-покровителя зовут Лугом, но перейдя за Альпы, ты увидишь, что его же, чуть по-иному почитая, местные жители зовут Меркурием. Так ли было, или старый язычник непременно разделял их? Полагаю, также, что «принятие веры» стояло близко с «принятием в такой-то род», что также осложняло и делало бессмысленным мобильность в языческих системах, поскольку род не мог принадлежать двум народам. Но кажется, у основных богов языческой Европы всегда были аналоги по соседству. Перун славян был столь же похож на Тора германцев, Перкунаса балтов, Тараниса кельтов и Юпитера римлян, как Волос – на Одина, Вельняса, Луга, и Меркурия с некоторыми не принципиальными нюансами. Итак, при таком подходе не имеет смысла обращаться или обращать в чужую веру, потому что она была будто бы врождённой и сходной у всех вне зависимости от твоего происхождения. Не имеет и смысла принимать чужую веру по принципу «у германцев боги более воинственны, так хочу к ним» (не узнаёте себя, асатру?)) – потому что ничто не мешает взять немного германской воинственности применительно к родным славянским Богам (как и присовокупить в домашнем алтаре к ним же распятие с могучим богом Иисусом, который, как говорят, умел даже оживлять людей). Итак, проблемы нет. Приехал варяг из Скандинавии на Русь, и вот уже клятвы перед верховными Тором и Одином превращаются в клятвы Перуну и Волосу: «Олега с мужами его водили присягать по закону русскому, и клялись те своим оружием и Перуном, своим богом, и Волосом, богом скота, и утвердили мир» /Повесть временных лет, в лето 907/, хотя уж Вещий Олег-то точно не был славянином по происхождению.
Прошла тысяча лет, преимущественно под господством христианства, чётко отделяющего себя от иных вер, и не способного в догматике своей ни к какой эклектике. Возникло новое язычество. И началось.. Кто раскрещивание придумает (хотя кое-что аутентичное по теме встречалось*), кто посвящает себя сражениям между славянским язычеством с германским или кельтским.. И видно, что многое поменялось, ибо как что теперь – неясно.


*об обряде “раскрещивания”
“Ливы, потеряв пастыря, по совету клириков и братьев, посылают гонцов в Тевтонию за новым преемником ему. При таких обстоятельствах саксонский отряд, доверившись непрочному миру, возвращается во-свояси; остаются клирики, остается и один купеческий корабль. Только что суда отошли под ветром, и вот – вероломные ливы, выйдя из обыкновенных бань, стали обливаться водой в Двине, говоря: “Тут мы речной водой смываем воду крещения, а вместе и самое христианство; принятую нами веру мы бросаем и отсылаем вслед уходящим саксам”. Эти ушедшие вырезали на ветви одного дерева подобие человеческой головы, а ливы сочли его за саксонского бога и, думая, что этим наводится на них наводнение и мор, наварили по обычаю меду, пили внесте и, посоветовавшись, сняли голову с дерева, связали плот из бревен, положили на него голову будто бы саксонского бога и вместе с верой христианской отправили за море, вслед уходявдим в Готландию.”
Хроника Генриха Латвийского


…Представь, читатель. Приходит к тебе негр, а ты, допустим, славянский язычник. На ломаном русском он сообщает: «я хочу выучить ваш язык, хочу выучить с ним вместе сербский и польский, хочу наизусть знать “Слово о полку Игореве” в оригинале и на всех этих языках. Хочу принять веру в ваших Богов, и жить в этой стране. Будет война – даже с моим родным государством Нигер – я буду воевать, и если надо умру за Россию. Нападёт снова НАТО на Белград – поеду к ним на БТР. Ну а сейчас я ещё не поехал возвращать Косово только потому, что хочу ещё глубже изучить веру в великих славянских Богов, чтобы знать, на чьи капища проливать мне албанскую кровь». И видно искренность этого негра, веру и надежду в глазах, а сам он чёрный-пречёрный, и похож на гориллу больше чем на человека. Что ж ты ему скажешь, читатель??? – вот главный вопрос поста.
Лично я ему скажу: «хорошо, но для начала, чтоб ребятам было веселее, ты сменишь своё имя Пумба Мнгомбе на.. ну скажем Белеслава. Завтра пойдёшь отлупишь пару кавказцев, а вечером заготовишь дров на Масленицу», и так, потихоньку, поведу его к принятию в веру. А почему нет? Так было бы в старину, и это уже само по себе сильный аргумент. Во-вторых, есть только два способа сделать идеологию монопольной: либо убить всех кто в неё не верит (история знает пару хороших примеров из мировых религий) – эко ли?, – либо принимать в неё чужих. Этот способ, зовущийся ассимиляцией, позволил нам освоить громадные просторы Руси-Матушки, и множество народов забыли о своих богах и языках, став русскими. Это – сильный подход сильной нации.
Однако вот ещё момент. Через полгода, уже перегнав тебя, читатель, в чтении былин, Нидерле и Рыбакова, ежедневно свершающий восхваления и принесение треб громадным дубовым капям славянских Богов, сделанным им по лучшим традициям Старого Света, Белеслав, подаривший общине громадный участок с капищем, подошёл к тебе и задал пару вопросов, сложный и.. очень сложный. Сначала он спросил: «в моём роду почитали божество Юмбахуюмба. Я люблю Дажьбога и Мокошь и готов каждый день приносить им жертвы, но можно я рядом поставлю с ними капь Юмбахуюмбы в н а ш е м капище?». И вроде как сам только что говорил про международный дух капища Владимира, а вроде как и чего-то не то.. Но это ещё фигня был вопрос. Собравшись с духом он спросил: «и ещё.. твоя дочь, язычница.. мы с ней вообще-то любим друг друга, отдашь её мне в жёны?»..

Занавес опускается.

800x600_SN0bqwl1IwvEdsZF2mv3

comments powered by HyperComments

291 просмотров

НАПИШИТЕ НАМ

Пишите вежливо. За этой стороной экрана сидят тоже живые люди.

Sending

Log in with your credentials

Forgot your details?