Связь языка и веры. Part. II

Связь языка и веры. Part. II

Продолжение к посту: Связь веры и языка

Написал мне снова тот же анонимный автор, мол – банкет требует продолжения, святую идею все таки необходимо донести даже до самой непробиваемой черепушки. Сходу стоит прояснить, что комменты (коих было немного) шли в основном в ракурсе “Есть же умные люди, зачем мне самому знать языки и что то переводить?”, не считая одного родновера, который пошел огнем вещать, что все асатру – второсортные, потому как говорят по русски, а боги – скандинавские. За что и загремел в бан в той группе. В этот раз я решил добавить огня анонимному автору, и допилить к его высказыванием своих комментов, таки ведь это мой бложик, да?

Собственно говоря, текст изначально я писал не для публикации, а уж тем более продолжение изначально мной не задумывалось, но я убедился в его необходимости, прочитав комментарии аудитории. Вот с разбора оных я и начну. Скажу сразу: не все поняли, не все… Не уловили, так сказать, “месседж”. А я ожидал более бурной полемики.


Я тоже всегда ожидаю, и всегда надеюсь что поймут. И тоже – не всегда понимают. А уж когда речь заходит о миссионерах со стороны известных нам традиций, то там понимания вообще лучше не искать ни разу. Они пишут не чтобы понимать, а чтобы писать.

Начну с самого крутого коммента. К сожалению, на момент написания ответа он уже удалён, но я процитирую приблизительно, по памяти: “Это ещё одно доказательство того, что русский не может быть асатруа”. Уважаемый, Вы полностью прочитали пост? Вообще-то Вы практически противоположную точку зрения высказываете. Я как раз нигде не говорил о том, что религия должна быть или вообще может быть связана с повседневным языком или происхождением. Это раз. А потом, разве у русских так уж распространено знание праславянского или хотя бы древнерусского? Вы поймите, что нормы русского литературного языка вырабатываются в XVII—XVIII веках. Так что если Вы возрождаете не народные верования этого периода, а именно славянское язычество, то надо ведь что-то подревнее знать. Впрочем, я совершенно прямо о том и говорю в самом тексте: “простой русскоязычный родновер оказывается в проигрыше перед знающим древнеисландский асатруа или перед знающим древнеирландский «кельтом»”. Ладно, идём дальше.


 

Справедливости ради стоит вспомнить слова самого автора: ” Невозможны две религии на одном языке, как и одна религия на два языка: в первом случае одна вытеснит другую, назовёт ересью и полностью уничтожит, а во втором — всё равно главный религиозный текст един и написан на каком-то конкретном языке, который и занимает, таким образом, основное положение.” Что как бэ дает повод воспринять их по своему и начать наезжать на асатру и кельтов в России. Ведь это же религия на два языка, не?

Ну, думаю, пару комментариев ещё надо разобрать, и заодно подойти к сути того, что я подразумевал:

“Зачем среднестатистическому христианину знать в соврешенстве арамейский или иврит? или буддисту линии Карма Кагью который живет в западных странах знать тибетский язык? или итальянцу шиваиту знать санскрит и хинди? зачем человеку который например живет в Магадане и идентифицирует себя как Асатру знать древнеисландский?”

Отвечаю: незачем. Просто незачем. Простому “прихожанину” это совершенно ни к чему (хотя и не запрещается, а наоборот, приветствуется). Если данный человек признаёт себя приверженцем такой-то религии и не владеет её языком, то ему вполне достаточно признавать над собой авторитет религиозного лидера, который этим языком владеет лучше. Уточняю: я говорю не о “частной вере”, а именно о религии, то есть об определённым образом организованном сообществе, где есть лица руководимые и руководящие. И вот тут я подхожу к ответу на следующий комментарий:
“А много ли германских язычников читали в оригинале Эдду? Я знаю пяток таких. И сотни таких, кто читали их лишь в переводе Корсуна и Смирницкой. А ты, пан кельт, знаешь ли ирландский? Или, может, хоть Мабиногион по слогам на валлийском разбирал?”. Ну вот, грубо говоря, “пяток таких”, которые “читали в оригинале Эдду”, и должен руководить движением Асатру в РФ и СНГ.

Иными словами, уровень владения религиозным языком должен определять положение человека в религиозной иерархии. Вот допустим: несколько человек сошлись на общей приверженности религии Асатру/Родноверия/Друидизма/etc. И по какому принципу следует им избрать своего руководителя (жреца/волхва/годи)? Естественно, таковым должен быть признан тот, кто владеет языком лучше остальных. Иерархия может быть двухступенчатой (верующий — жрец) или многоступенчатой (наподобие “верующий — жрец — верховный жрец” или как в христианской иерархии, где есть диаконы, пресвитеры и епископы). Естественно, что в случае двухступенчатой религиозная группа создается вокруг человека, который просто владеет языком лучше остальных (и совсем не обязательно в совершенства, поскольку совершенства здесь просто быть не может). Ну а при иерархии многоступенчатой положение человека в ней зависит от того, насколько он владеет языком, и это владение играет роль “социального лифта”, поскольку всегда можно улучшить свои знания и занять более высокое положение среди верующих.


Тут, внезапно, стоит вспомнить о том, что функция жреца – жречествовать, а не сказки читать, на языке-носителе религии. Как любит говорить один мой неугомонный знакомый: “Главное, чтобы от жреца торкало”. И что то мне подсказывает, что жрец может быть и немым (это сложно, но мало ли как бывает). Знание языка – классный бонус, но не определяющий роль жречества. Хотя человек, знающий язык, вероятно будет занимать высокое место в иерархии своей религиозной группы.

Мне могут возразить на том основании, что лингвист не обязательно является жрецом, а жреческие обязанности не упираются в знание языка. Однако едва ли мне следует напоминать, что в неоязыческом движении с самого начала довольно остро стоит проблема так называемого “долбославия” (термин, насколько мне известно, изначально применимый к неадекватным последователям славянского неоязычества, впоследствии распространившийся на аналогичных последователей остальных традиций в русскоязычном мире). Так вот, лично я категорически не уверен в способности долбославов (и не одного-двух, а более-менее значительного количества) освоить не родной, а тем более мёртвый язык. Знание языка играло бы здесь роль фильтра, допускающего до лидерских позиций лишь людей с определённым складом ума, оставляя тех, кто не обладает этим качеством среди простых верующих, не принимающих решения и не влияющих на направление развития неоязычества. Да, фильтр довольно грубый, я согласен, что есть немало людей адекватных, достойных, знающих религиозные тексты и владеющих научной информацией среди простых верующих. Но проблема в том, что всегда приходится чем-то жертвовать ради новых достижений, и я глубоко убежден, что любое неоязыческое движение с самого начала (и с течением времени — всё более) нуждалось в более чёткой структуре, чтобы его лидеры занимали свои позиции в соответствии с конкретными, проверяемыми критериями, а не на основе абстрактных “лидерских качеств”. Напротив, в любой долбославской шайке лидером является именно человек харизматичный, с определёнными качествами, способный навязывать остальным свою позицию. На мой взгляд, несомненным являет то, что неоязычество просто преобразилось бы, если бы “настоящие” последователи традиции отличались бы от “ненастоящих” именно тем, что первые признавал бы над собой несомненный авторитет тех единоверцев, которые владеют языком лучше остальных. Только тогда язычество обретёт настоящую силу, когда будет всецело доверено людям образованным, научно и рационально мыслящим, лидерские позиции которых подтверждались бы конкретными, объективными и проверяемыми знаниями. При этом перед людьми, языком не владеющими, должны быть открыты двери во все общины, но лишь на правах простых “прихожан”.


Да вот долбославы то, в своих психоделических группировках, выдуманные языки смело юзают, что там до мертвых?
А вообще на выходе получилась попытка сделать структуру. Несколько обоснованная, но все же грубая, на мой взгляд. Леонид Кораблев, насколько мне известно не руководит ни одной религиозной группой асатру, и даже не собирается.
Так вот структуру делать можно, вероятно даже и нужно, в какой то степени, но выбор этой структуры лежит на совести самой религиозной группы. Кто хочет – выбирает лидера по знанию языка (достойный критерий, все равно), кто то по харизматичности (тоже неплохо), а кто то по длине хера (мало ли как оно бывает). Делать единую расческу на всех – дело малоблагодарное, и практически невыполнимое. А вот напоминать периодически, что лидер религиозной группы должен свою религию знать “на зубок” стоит. В разумных пределах.
Paganka
comments powered by HyperComments

259 просмотров

НАПИШИТЕ НАМ

Пишите вежливо. За этой стороной экрана сидят тоже живые люди.

Sending

Log in with your credentials

Forgot your details?