Теургия

теургия
Андрей Сова

Андрей Сова

В предыдущем посте, посвященном Герметической традиции, я обещал поведать о Теургии, о которой герметики всех сортов и видов столько говорят. Практически невозможно в двух словах объяснить этот термин. В современном мире он предельно многогранен. Буквально переводясь как «Божественное делание», в разных традициях Теургия понимается по-разному. О ней писали и античные философы, и христианские мистики, и наши почти современные русские философы, как тот же Бердяев. Я попробую максимально кратко объяснить, что это такое с позиции язычества, так как изначально Теургия была именно языческой практикой. Для этого нам придется углубиться в историю. Примерно туда же, куда и в прошлый раз – в позднюю античность. Сегодня мы будем говорить только о Теургии в исторической перспективе. Следующий пост будет посвящен ее практике и философии в современности.

Исторически Теургия появилась как некий синтез античной магии, мифологии и философии. Эта практика, в первую очередь, обращена к Богам, однако, рассматривает их не так, как это делают архаические мифы. Если мифология оперирует символическим, поэтическим, но вместе с тем достаточно буквальным языком, то Теургия в своей теоретической части обращает внимание на философское истолкование сущности Богов.

В основе античной Теургии лежит труд неоплатоника Ямвлиха Халкидского, жившего в 3-4 веке нашей эры. Во всяком случае, он является основоположником, поэтому на учении Ямвлиха я остановлюсь чуть подробнее. Свои основные идеи он изложил в работе «О египетских мистериях». Там он разбирает, собственно, что такое теургия, зачем она нужна, и с какими сущностями имеет дело. Согласно его пониманию, буквально слово «теургия» может переводиться как «божественное делание», или «божественное дело».

Сам Ямвлих видел теургическую практику, следующим образом: Есть непостижимая божественная сущность – Единое. И оно вступает в самые разнообразные отношения, проявляет себя во всем многообразии мира, а, следовательно, и почитается как собирательный и бесконечно разнообразный; и, таким образом, можно говорить не только о Едином Боге, но и о множестве богов (надо сказать, христианство в то время уже было хорошо известно, поэтому некий налет христианской теологии в данном случае – норма). – Его философия как бы примиряет моно- и политеизм. Помимо Богов в его иерархии сущностей существуют также и Ангелы, Демоны, Герои и многие другие существа, которых можно призвать при нужде в мир.

Главное в Теургии – это стремление ввысь, к умопостигаемому огню: «который, [как пишет сам Ямвлих], на самом деле, выступает как истинная цель всякого предвидения будущего и всяческой теургической деятельности». Меня всегда в античной философии смущало слово «умопостигаемый», но потом мне кто-то объяснил, что это как раз вещи не особо доступные рациональному уму.

Если чуть проще, то практика Теургии заключается именно в присоединении к божественному потоку. Таким образом теург как бы преображает свою природу в соответствии с замыслом Великого Духа и возносится в эти самые умопостигаемые высоты. Фактически, если утрировать, то Теургия ведет к максимальной реализации души через определенным образом выстроенные отношения с Божественным.

На практике Теургическое искусство, как писал Ямвлих, заключается в следующем: «Отыскивая подобающее каждому богу на основании общности с ним вместилище, [теург] часто соединяет камни, травы, животных, благовония и другие подходящие священные, совершенные и божественные предметы и затем готовит из всего этого вполне совершенное и чистое вместилище для богов» – Таким образом делаются всевозможные статуи, на основании этого выбираются жертвоприношения, строится ход ритуала. Очень много об этом писал учитель Ямвлиха Порфирий, особенно в своем трактате «Об изваяниях». Была в античности определенная практика так-называемого «оживления статуй». Именно неоплатоники теоретически обосновали известную идею о том, что в теургической практике обязательно должно быть некое «тело» для утверждения божественной энергии в материи. Такими методами теурги вступают в единение с Богами.

И через единение с Божественными силами теург фактически выходит за пределы человеческой природы. Теург, как писал Ямвлих: «благодаря силе неизреченного повелевает космическими предметами уже не как человек и не как тот, кто обладает человеческой душой, но становится выше своей собственной сущности, как тот, кто до этого был причислен к божественному чину». Таким образом душа практика очищается и занимает свое место в умопостигаемом мире вместе с божественными силами.

Так, Порфирий в своих работах, анализируя орфический гимн Зевсу, делает вывод, что Зевс – суть обозначение всего Космоса. Он представляет Богов как некие (довольно абстрактные) силы, обладающие вполне конкретными качествами. Так Гестия в его работах предстает управляющей силой земли, а Персефона – суть та сила, которая заложена в семенах для их дальнейшего произрастания.

comments powered by HyperComments

367 просмотров

НАПИШИТЕ НАМ

Пишите вежливо. За этой стороной экрана сидят тоже живые люди.

Sending

Log in with your credentials

Forgot your details?