Опера с родноверами

Опера с родноверами

Интересную новость мы с вами чуть не пропустили. На сцене Парижской оперы режиссер Дмитрий Черняков поставил оперу “Снегурочка” Римского-Корсакова. И да – там есть родноверы, скажу больше – родноверы там поставлены как основная мысль сюжета. К слову о сюжете. Изначально сюжет оперы определен Римским-Корсаковым по сказке А. Н. Островского “Снегурочка”. Эту постановку Римский-Корсаков считал лучшей своей работой, Островский ему вторил. Краткий пересказ сюжета (вдруг кто не знает):

Красная горка в волшебном царстве Берендея. Лунная ночь. Окруженная свитой птиц, опускается на землю Весна-красна. Лес еще дремлет под снегом, в стране царит холод. Пятнадцать лет назад у Весны и Мороза родилась дочка Снегурочка, и с той поры разгневанный Ярило-солнце дает земле мало света и тепла; лето стало коротким, зима — долгой и суровой. Появляется Мороз. Он обещает Весне покинуть страну берендеев. Но кто же будет оберегать Снегурочку? Ведь Ярило только и ждет случая зажечь в сердце девушки губительный огонь любви. Родители решают отпустить дочку в слободку Берендеевку под присмотр бездетного Бакулы-бобыля. Снегурочка счастлива: давно уже ее влекут к людям чудные песни пастуха Леля. Поручив Лешему охранять дочку, Весна и Мороз уходят. Приближается толпа веселых берендеев. Они провожают Масленицу, весело приветствуя наступление весны. Бобыль замечает появившуюся из лесной чащи Снегурочку. К великой радости Бобыля она просит взять ее в дочки.

По просьбе Снегурочки пастух Лель поет ей, но, заслышав зов веселых подружек, бросает цветок, подаренный Снегурочкой, и убегает. Девушка обижена. К ней подходит Купава: она спешит поделиться своим счастьем — ее любит пригожий Мизгирь, и скоро будет их свадьба. Вот и сам жених, явившийся с богатыми дарами. По старинному обычаю он должен выкупить невесту у подружек. Но, увидев Снегурочку, Мизгирь, плененный ее красотой, отказывается от Купавы. Обманутая невеста в слезах обращается к пчелкам и хмелю с мольбой наказать обидчика. Народ, возмущенный изменой Мизгиря, советует Купаве просить заступничества у доброго и справедливого царя Берендея.

Царский дворец. Гусляры славят мудрого Берендея. Но на душе у него тревожно: Ярило-солнце гневается за что-то на берендеев. Чтобы умилостивить грозное божество, царь решает завтра, в Ярилин день, обвенчать всех невест и женихов. Вбегает Купава. Она рассказывает о своем несчастье. Негодующий Берендей велит привести Мизгиря и осуждает его на вечное изгнание. Мизгирь не оправдывается. Он только просит Берендея взглянуть на Снегурочку. Красота девушки поражает царя. Узнав, что Снегурочка не ведает любви, он понимает причину гнева Ярилы-солнца. И Берендей объявляет: юноша, который сумеет до рассвета заставить Снегурочку полюбить себя, получит ее в жены. Мизгирь просит отсрочить изгнание и клянется зажечь сердце девушки.

Догорает вечерняя заря. Берендей на поляне в заповедном лесу справляют канун наступающего лета. В награду за песни царь предлагает Лелю выбрать себе красавицу по сердцу. Лель выбирает Купаву. Это до слез огорчает Снегурочку. Появляющийся Мизгирь обращается к ней с взволнованными словами любви, но Снегурочка не может ответить на непонятное ей чувство. Путь Мизгирю преграждает Леший. Он заколдовывает лес, дразнит Мизгиря призраком Снегурочки. На опустевшую поляну выходят Лель и Купава, которая нежно благодарит своего нового жениха за то, что он спас ее от позора. Снегурочка, видевшая это, в отчаянии. Она решает просить у матери Весны сердечного тепла.

Ярилина долина. Светает. В ответ на просьбу дочери Весна надевает на нее волшебный венок. Теперь Снегурочка знает чувство любви, и новая встреча с Мизгирем зажигает ее ответной страстью. Скоро взойдет солнце, и, помня наставления родителей, Снегурочка торопит возлюбленного бежать от гибельных для нее лучей Ярилы. Но в долину спускается Берендей со свитой. При первых лучах восходящего светила царь берендеев благословляет женихов и невест. Появляется Мизгирь со Снегурочкой. Девушка говорит царю о своей безмерной любви. Однако недолго длится счастье Снегурочки. Узнав горячее человеческое чувство, дочь Мороза стала доступной мести Ярилы. Яркий солнечный луч рассекает утренний туман и падает на Снегурочку. Даже предчувствуя близкую гибель, она благодарит мать за сладкий дар любви. В отчаянии Мизгирь бросается в озеро. Народ поражен. Но мудрый Берендей спокоен: ведь существование Снегурочки было нарушением законов природы; с ее чудесной кончиной Ярило перестанет сердиться, и в стране восстановится счастливая жизнь. Лель, а за ним весь народ, запевает хвалебный гимн Солнцу.

На самом деле, если отодвинуть на второй план некоторые несоответствия (например роль Ярилы, или Лель – мужчина), выходит вполне архаично, особенно под конец. Нельзя забывать, что опера писалась в начале 19-го века, так что композитору можно простить “могучую кучку” несоответствий. Хорошо хоть без инопланетян.

Но что же сегодня? Вернемся к Парижу, и постановке Д. Чернякова. Сюжет, в своих основных поворотах, остался тем же, только действие перенесено в наше время. И вместо “Царства Берендеев” Снегурочка посетит… кемпинг родноверов! Родноверы показаны аутентично – в вышиванках, трениках и в комуфляже. Эдакие лесные сектанты-неоязычники. Да что я говорю? Почитайте сами:

В том, что это за лагерь, заключена главная идея спектакля Дмитрия Чернякова. Отбросив вроде бы неотрывный от “Снегурочки” сказочный, фольклорный жанр, режиссер вернул его как внутреннее обстоятельство сюжета. Архаика, которая у многих сегодня вызывает патриотическое умиление, в парижском спектакле оказывается страшным и опасным поветрием социума. Летний лагерь оказывается собранием людей, любящих ролевые игры с неоязыческим уклоном — венки, сарафаны, рубахи и прочие “посконно-исконные” детали сначала покрывают, а потом и совсем вытесняют современную одежду. Вот одетая по-городскому Купава только что завивала волосы электроприбором, глядь — а она уже в сарафане готовится к инсценированной свадьбе.

Постепенно специфическая форма проведения досуга у героев спектакля перерастает в манию. “Возвращение к истокам” делает из небольшого сообщества что-то вроде секты — во главе с Берендеем, обрюзгшим типом с собранными в косичку седеющими волосами.

Коммерсант

От благ цивилизации, из балетного класса элитарной спецшколы, от амбициозных и конфликтующих между собой родителей (Весны и Мороза) робкий тинейджер Снегурочка уходит на волю — в прекрасный весенний лес, где обитает секта язычников-родноверов, рядящихся в вышиванки и сарафаны и поклоняющихся огненному солнечному божеству. Здесь она встречает хипаря-андрогина Леля, равнодушного к ее девственной красоте. Однако именно его Снегурочка до конца дней будет считать своим избранником, к нему обращен ее «последний взгляд» в финале оперы. К брутальному же Мизгирю она так и не испытает никаких чувств — дар матери Весны в отсутствие чудес не сработает, превратившись в не слишком убедительную нотацию.

Портал Культура

Основное же действие происходит в трейлерном городке – коммуне хиппи-славянофилов, куда попадает девочка из музыкальной школы. Как и календарь древних славян, жизнь кемпинга имеет строго сезонный характер: лето сменяет весну, Масленица переходит в ночь Ивана Купалы. Идиллические берендеи, подсказывает программка, на самом деле сообщество реконструкторов, любителей славянских традиций. А их царь – тонкая артистическая натура, ценитель живописи и женской красоты. Современность сквозит в спектакле Чернякова очень деликатно: треники едва заметно выглядывают из-под «народных» рубах, а камуфляж то там, то тут накинут на расшитые сарафаны.

Ведомости

И я даже не знаю как к этому относится. Нет – с одной стороны даже интересно посмотреть как французам показывают родноверов. Сама мысль – французам показывают родноверов… заманчиво же, да? С другой стороны, какими их показывают, и как переосмыслили оперу Римского-Корсакова, у которого основной сюжет оборачивается вокруг несоответствия Снегурочки заведенному природой циклу. Здесь же показана, пусть и мажорная, но правильная Снегурочка, и толпа “неправильных” родноверов-сектантов-веганов-неоязычников (далее вставьте что больше нравится). Которые в лесу занимаются херней, и в конце концов едва-ли до человеческих жертвоприношений не доходят. Да и даже леший бы с ним, с сюжетом. Пусть режиссер показывает что хочет, но опять досталось язычникам. Опять жирным шрифтом идет мысль, что дохристианскую культуру реконструировать нельзя, а все кто этим занимаются – дебилы и ролевики. Мало того, язычники еще и оказываются бесчувственными сволочами, ну чтобы наверняка (пожалуй главная цитата, все прекрасно показывающая):

Чувства Снегурочки здесь никому не нужны — а у других персонажей настоящих чувств нет. Ни у “арийской” красавицы Купавы. Ни у манерного, надменного и в соединении этих качеств гораздо больше зловещего, чем попсово-смешного Леля. Ни у Мизгиря, смахивающего на мрачного, мучимого проклятиями вагнеровского персонажа. В парижской “Снегурочке” рассказывают не про встречу с языческими божествами, а уже про “гибель богов”. И когда в финале “берендеи” поджигают и поднимают над телом Снегурки деревянное колесо (восьмилучевой коловрат – прим. Paganka), символизирующее приход солнца, становится по-настоящему страшно — от этого красиво горящего пламени уже рукой подать и до факельных шествий.

Коммерсант

Длинноволосый хипарь в майке-алкоголичке – тот самый Лель, от которого прутся все местные родноверки…

Эх, Дмитрий… что же вы думали, когда ставили эту оперу? Расскажите хоть напоследок, а то мне нечего добавить к цитатам выше:

Сказочности нет, не ждите, лубок, если он здесь будет, будет взят в кавычки. Мы просто знаем о существовании этого лубка, связанного то с Островским, то со сказками Афанасьева, откуда все это произошло, вымышленная архаичная славянская среда, славянские древности так, как они воспринимаются нами сегодня, современными людьми. Мы можем с ними вступать во взаимоотношения, играть, увлекаться этим, а в какой-то момент все это уходит на дальний план, и мы понимаем, о каких трагических вещах рассказывает этот сюжет. Языческий мир — это придумка, потому что от всех этих славянских дохристианских древностей и пантеона всех этих богов мало что осталось. Это не описано, не зафиксировано, в каком-то смысле, это плод фантазии 19 века. То есть это компилированная вещь, она искусственная. Она красивая, но не аутентичная.

Дмитрий Черняков в интервью RFI

Хм… Серьезно? Что-то мне кажется, что найдется как минимум один человек, который с вами несколько расходится во мнении:

Проявлявшееся понемногу во мне тяготение к древнему русскому обычаю и языческому пантеизму вспыхнуло теперь ярким пламенем. Не было для меня на свете лучшего сюжета, не было для меня лучших поэтических образов, чем Снегурочка, Лель или Весна, не было лучше царства берендеев с их чудным царем, не было лучше миросозерцания и религии, чем поклонение Яриле-Солнцу

Н.А. Римский-Корсаков

comments powered by HyperComments

483 просмотров

Паганые новости. Май 17 – Paganka.blog
2017-06-01 14:04:27
[…] Опера с Родноверами – Paganka.blog […]

НАПИШИТЕ НАМ

Пишите вежливо. За этой стороной экрана сидят тоже живые люди.

Sending

Log in with your credentials

Forgot your details?