Интервью группы “Опричь”

Рыбинская группа ОПРИЧЬ – уникальное явление на отечественной pagan metal сцене. Прежде всего, по причине образных и красивых стихов, рассказывающих живым языком интересные истории, но и в немалой степени из-за особой музыкальной атмосферы, создаваемой коллективом. Всё это не позволяет провести прямые параллели с другими группами схожей стилистики ни из России, ни, тем более, из заграницы.

Чтобы познакомить наших читателей со свежими новостями из стана ОПРИЧЬ и обсудить вышедший в мае этого года новый альбом «Поветерь», мы связались с лидером группы, гитаристом и вокалистом Яромиром.

Приветствую, Яромир! Прежде, чем мы приступим к обсуждению нового альбома ОПРИЧЬ, расскажи кратко историю группы.

Мы начали исполнять нечто похожее на музыку ещё в юности, а именно в самом начале 90-х. Постепенно учились, и в 1994 году впервые вышли на сцену, где, не скрою, дали жару. Это было в рамках сначала панковской, а потом и хардкоровой группы КОНТРА. Для тех, кто в те годы ещё не жил, поясню, что тогда были времена очень наивные, но искренние и совершенно не пресыщенные. Для всей страны, а уж тем более для нашего славного города Рыбинска Ярославской области многое было в новинку. У групп, нарезавших тяжёлый металл, нередко бывали в их арсенале самопальные гитары и примочки. Иными словами, мы делали первые шаги в атмосфере самого настоящего андеграунда в пору его становления. Уже на этом этапе в наших песнях появляются языческие образы, а в музыке – народная мелодика. Постепенно мы всё более устойчиво вставали на этот путь. Самоосознание требовало значительного багажа знаний – в нашем случае это было так. Приобретаемое тогда мною историческое образование пошло на пользу и отразилось на текстах песен лучшим образом. Музыка тоже менялась, становясь тяжелее, техничнее и мелодичнее. Важными вехами того начального этапа стали решение выступать в народных костюмах и смена названия на русскоязычное, на ОПРИЧЬ. А дальше жизнь пошла своим чередом – концерты, приходы и уходы участников, и прочее. Точкой отсчёта мы считаем 1998 год – когда сложился второй, «фолк-металлический» состав. Отдельно стоит сказать о релизах. Их у нас на данный момент семь, считая три полноформатных альбома, два мини-альбома, выпущенных в качестве сплитов с украинскими группами КРОДА и ЧУР, совместный русско-украинско-белорусский проект ТРИЕДИНСТВО, а также четырёхпесенный миник, изданный на виниле. В этот список не попали концертные записи, ремиксы, перезаписанные вещи и кавера (ТЕМНОЗОРЬ, SOL INVICTUS, РАЗНОТРВИЕ, и скоро ещё выложим песню Игоря Растеряева).

За плечами группы семь релизов, новейший из которых, «Поветерь», вышел в 26 мая. Какую историю в этот раз вы поведали слушателю?

Как правильно замечено, это именно история. Вообще как-то так получилось, что все наши альбомы не были набором композиций; каждый из них ведёт свой рассказ, собирая песни на нить повествования. «Поветерь» – повесть о новгородских ушкуйниках. Кто они такие? В двух словах, это отряды вольных новгородцев, как правило людей молодых, ищущих себе славы, ратной удачи и достатка главным образом посредством походов в иные земли и хорошо организованного военизированного разбоя. Если совсем упрощать, то в чём-то их можно сравнить с викингами Северной Европы, хотя историки-профессионалы, без сомнения, такой тезис оспорят. Восемь песен альбома рассказывают историю одного такого похода, заходя с разных сторон, то снаружи, то изнутри. Для тех, кто альбом уже послушал, мои слова разъяснят смысл полнее, а для тех, кто этого ещё не сделал (а сделать легко – альбом выложен в нашей группе Вконтакте) – возможно, послужат поводом приобщиться. Итак. Песня первая, «Поветерь», говорит о начале похода. Подняты паруса, что ткались зимними вечерами под песни Русского Севера, и ушкуи правят на стрежень Волхова, выходя на простор. Ватажники сговариваются в грядущих сечах держаться вместе: «Щит к щиту, плечом к плечу – вперёд, отринув страх!» Двинулись, пошли! Вторая песня, «Поход», рассказывает о самих героях альбома. Кто они, эти бояре волжских далей, хозяева незанятых вотчин? Есть молодёжь, волки Севера, жадные до славы и удачи. Есть и опытные бойцы, воеводы вольных дружин. Именно такой предводитель похода и изображён на обложке диска. «Топор да кистень», песня третья, продолжает знакомство с ушкуйниками. Да, тать и разбойник, криминальный элемент – повествование идёт от его лица. «Топором этим двор мне не рубливать да венцы воедин не увязывать. С топором этим любо-сноровисто запертые ворота распахивать, во чужие хоромы захаживать, погреба, сундуки поотверстывать». Четвёртая песня, «Ветра пьяный мёд». Гудят паруса на волжском просторе, быстроходные ушкуи в брызгах волн летят навстречу удаче, что сулит восходящее Солнце, рассыпающее золото своего рождения по водной глади. Лишь бы хватило силы ветра – старого хозяина речного русла. «В плеске вёсел», пятая песня – это в некотором смысле взгляд на волжскую волю изнутри. Наше самоощущение, выраженное в словах под пьянящим впечатлением простора, размаха и свободы. Шестая песня с названием «Медвежья хватка» переворачивает страницу повествования и вводит нас в лесную чащу, где крадутся северяне, сжимая кольцо окружения вокруг вражьего стана. Миг – и они бросаются в бой. «Вместе, разом, сталь окрасим!» Седьмая

песня с говорящим названием «Беспощадные» стала кульминацией альбома, его точкой кипения. В основе сюжета лежит взятие ушкуйниками некого южного города. Известно, что в своих походах они неоднократно брали штурмом и грабили татарские Болгар, Джуке-Тау и Сарай-Берке, доходили до Казани. И происходило всё это в годы монголо-татарского ига. Поэтому мы позволили себе предположить, что у некоторых повольников были личные мотивы наведаться в гости к басурманам; этим обусловлена их беспощадность. Следуя традиции русского эпического сказительства, враг представлен в виде безликой змееобразной силы, а город – логовом этого лютого змея. И наконец, восьмая песня, «Над рекою курган», завершение повести. Кто знает, в каком краю обретешь ты последнее счастье – пасть в бою и быть погребённому под курганом? А река всё катит свои воды, и седое небо смотрит в неё. И там, в небесных просторах, словно отражая опустевшую землю, вздымаются курганами облака. Если доводилось вам видеть курганы Старой Ладоги, что высятся над изгибом Волхова, то вы легко представите себе эту картину. Также на диске есть два бонуса – это исполненная на русском и сербском языках песня «Волжская колыбельная» (в сербском варианте «Дунавска успаванка»); только в отличие от версии с винила здесь в аранжировке господствует тяжёлое звучание.

Почему ушкуйники?

Во-первых потому, что многие их походы происходили по Волге; случалось им погулять и в наших местах. Уж по крайней мере Кострому они разоряли безо всякой жалости. Во-вторых, выходя с северных рек и волоков на главную свою дорогу, ушкуйники спускались в Волгу Шексной – т.е. именно там, где стоит современный Рыбинск. Не исключено, что кто-то из местных пополнял их ватаги. В-третьих, ушкуйничество – это невероятно яркое явление, не хуже воспетых-перевоспетых викингов, и применительно к металлу оно достойно хотя бы одного альбома. А возможно, и гораздо большего.

Что тебе как автору представляется более интересным: сочинять альбом, песни которого объединены общей канвой повествования или альбом, состоящий из отдельных, никак тематически не связанных между собой композиций?

В нашем случае альбом всегда получается концептуальным – т.е. неким единым повествованием. «Север Вольный» – это колесо года, «Небо без птиц» – долгая, почти бесконечная зима, сквозь пелену метелей которой всё же теплится луч солнечной надежды. Песни сами складываются в повесть, и поменять такое положение не в наших силах. Концептуальность может быть выражена больше или меньше; а так, чтобы просто набор песен, у нас не было никогда.

Запись «Поветерь» заняла довольно продолжительное время. Вы решали какие-то технический сложности, искали новый звук, просто предпочитаете делать работу неспешно и основательно?

Всё это, и многое другое. Прежде всего, нам некуда было спешить, и мы решили сделать всё как следует, продумать до мелочей, найти наилучшие решения. Студийный этап тоже оказался небыстрым: что-то переписывалось (и не раз), что-то пересводилось. Одним только гитарным звуком мы занимались в общей сложности более месяца, а потом, в процессе сведения, многократно корректировали его. Так уж получается, что мы не ходим одной дорогой дважды, и каждая новая запись делается по-новому. Например, грядущий материал ОПРИЧЬ мы будем записывать уже иначе, и кое-что из задумок наших звукорежиссёров обкатаем на сессиях проекта ВОЛЬГА.

Какие основные отличия нового альбома от предыдущих ты можешь назвать?

Если сравнивать с предыдущим полноформатником, то главное отличие – это пониженный строй. А точнее, введение в арсенал семиструнной гитары и пятиструнного баса. Звук стал с одной стороны ниже и тяжелее, с другой – разнообразнее. Арсенал народных инструментов практически не изменился, но применять их мы стали больше. Например, на «Поветери» мы использовали как шлемовидные, так и крыловидные гусли, а это инструменты разные – и по звуку, и по положению в миксе. Изменения, возможно, не столь заметные, коснулись и студийного оборудования. Например, при реампинге ритм- и соло-партий гитар, а также баса мы использовали пять разных микрофонов. Для записи вокалов использовались три разных микрофона, хотя во времена иные всё писалось на одну классическую Октаву-105. Тут я должен пояснить, что у нас своя студия (только для реампинга мы прибегали к услугам студии UHO), поэтому все новые приобретения тут же идут в дело. Ну и мастеринг в этот раз мы делали на московской студии ДАЙ рекордс. Для тех, кто в теме, этим всё и сказано, а кто не знаком с легендарным именем отцов отечественного металла, я советую заглянуть на их страницу Вконтакте и ознакомиться с послужным списком.

Поговорим о визуальной составляющей «Поветерь». Издание содержит толстый и интересно оформленный буклет, в котором имеется перевод всех текстов на английский язык. При этом каждая песня сопровождается, очевидно, средневековыми иллюстрациями. Что это за изображения и откуда они?

Представьте, что вы живёте в 15-м веке, и вам повезло приобщиться к хроникам того времени. Тут надо пояснить, что книгопечатания ещё не существовало, оригинал каждого произведения был один, а копии создавались врачную. И вот вы читаете о событиях, вам современных. Буклет был задуман именно так – чтобы погрузить людей, его читающих, прямо в 15-е столетие. Почему 15-е? Потому что, во-первых, это был, что называется, “ушкуйнический” век – время расцвета новгородской, а затем и вятской вольницы, а во-вторых, в этом веке были созданы удивительные по своей выразительности комплексы миниатюр. В русском случае это миниатюры Радзивилловской летописи (хоть сама она была написана в 13-м веке), а в случае иностранном, а точнее, английском, это миниатюры хроники Фруассара. Их мы и использовали как основу для своих иллюстраций. В те времена художники не осознавали необходимости передачи на изображениях национальных черт или особенностей эпохи. Что было перед глазами, каким виделся мир, таким он и изображался. И если отечественный живописец, видавший собственными глазами и князей, и бояр, и воинов, и татар, и обычных мужиков, рисовал их такими, каким они, собственно, и были, то в случае с художником-европейцем дело могло обстоять иначе. Если бы миниатюристу времён Столетней войны нужно было изобразить отважных, отлично вооружённых воинов в пылу морской баталии или на стенах вражеского города, то он воплотил бы их в привычной для себя манере – т.е. в рыцарских латах, под гербовыми штандартами. И европейский читатель увидел бы ушкуйников именно такими. Что и было воплощено в буклете. Обратите внимание, благородные сэры, с каким искусством выписан процесс разграбления чужого имущества!

Как родился образ с обложки альбома?

Задолго до издания альбома мы начали работу с образами ушкуйников с художником Андреем Андреевым. Тут надо пояснить, что Андрей – не только известный художник, но и исторический реконструктор, руководитель клуба “Южное княжество” . Т.е. человек такой, который про доспехи и мечи ведает вовсе не понаслышке – нашивал, рубливал. Все исторические реконструкторы – специалисты в своём деле, материальную культуру (и в особенности воинскую) изучают со вниманием. Поэтому при складывании образа многое было понятно изначально. У нас имелось несколько задумок, одну из которых мы воплотили на первой странице буклета, а вторую – на обложке диска. Я и сам историк по образованию, однако на этапе проработки деталей у нас возникло несколько вопросов, и потребовалась помощь коллег – в частности, кандидата исторических наук Тимура Галкина, нашего давнего знакомого. Это если говорить о стороне исторической. Если же зайти со стороны художественной, то нам нужен был образ русского воина – одного из тех самых вольных воевод – и при этом ощущение могучего ветреного простора. Ведь слово “поветерь” означает попутный ветер. И этот ветер удачно воплотился в туго надутом парусе, трепещущем флажке на мачте и развевающихся волосах и бороде

северянина. Сам он смотрит вперёд, и ратный клинок уже обнажён для сечи. На мой взгляд, получился сильный и очень выразительный образ.

Одним из бонусов на альбом стала песня «Дунавска успаванка», исполненная на сербском языке. Почему вы решили её записать?

У нас есть друзья в Сербии, и мы подумали, что почему бы не записать что-то на их родном языке – тем более, что он достаточно близок к русскому. Самым простым было бы взять некую сербскую песню и поработать с ней, но зачем нам простые пути? Мы сделали наоборот: перевели нашу собственную вещь на сербский язык. Вернее, перевели не сами, а наш добрый друг и соратник Видое Мурич, журналист, организатор концертов. Насколько я знаю, с переводом ему помогала его учительница русского языка, и это особенно приятно и трогательно – знать, что в Европе учат русский язык из-за большой любви к России. Я сам несколько раз созванивался с Видое и уточнял особенности произношения слов и отдельных звуков. Наконец, перевод был готов, и мы записали песню. Кстати, вторым голосом вместе с Паном поёт его жена Злата.

В интернете встречается определение музыки ОПРИЧЬ как Russian Nordcore, а на вашей странице в сети ВКонтакте написано, что ОПРИЧЬ – это хардкор Русского Севера. Стало быть, ваша музыка это уже не pagan metal в его традиционном понимании?

Мы начинали с хардкора, и потом, по мере развития, так или иначе тяготели к хардкору и груву. Нет, конечно, у нас были и периоды увлечения блэк-металлом, но они по большей части не были записаны, а потому и канули в лету. Вообще же мы не ставили себе цели придерживаться того или иного стиля, используя приёмы лишь как изобразительные средства. Но со временем сама собой сложилась та манера, которая ближе всего оказалась к хардкору или каким-то родственным ему жанрам. Поэтому, чтобы определить свой стиль наиболее точно и лаконично, мы и стали употреблять слово nordcore. По-русски так коротко не скажешь, и появилась русскоязычная версия – хардкор Русского Севера. Оба варианта понятны, и теперь мы используем их.

Какие новости у твоего проекта ВОЛЬГА?

Материал находится в стадии записи. Правда, в нашем случае это может означать всё, что угодно: от чистовой записи треков и складывания их в папки до «послушал – не понравилось – переделал». Проект ВОЛЬГА – это вольный и лёгкий эксперимент, это как награда за труд, это как каникулы 🙂 Этот проект не связан никакими обещаниями, рамками и договорами; он появится тогда, когда удовольствие от его создания будет получено полностью, а результат окажется наилучшим. Так что мы работаем над ним с неторопливой лёгкостью экспериментаторов. Например, совсем недавно финальная песня альбома, будучи задуманной как лаконичный в своей простоте напев под одни только гусли, выросла в, не побоюсь этого слова, произведение оркестровое, где уже сейчас записано 17 треков аккомпанирующих инструментов – и конца поиску не видно. Однако мы продвигаемся довольно быстро. На сей день у нас лежит и ждёт своего часа двухпесенный сингл, который мы обнародуем тогда, когда активность раскрутки альбома ОПРИЧЬ сойдёт на нет. Просто чтобы ОПРИЧЬ и ВОЛЬГУ не путали между собой, ведь делают их практически одни и те же люди.

Какие у вас планы на ближайшее будущее?

Прямо сейчас мы готовимся к нескольким запланированным выступлениям, после чего засядем ненадолго за сочинительство (есть кое-какие задумки). А осенью снова выйдем на концертную тропу войны – презентовать везде и всюду новый альбом. Когда же задуют холодные зимние ветры и реки скуёт льдом, придёт время очередного этапа студийной работы. У нас уже есть кое-какие наработки по новым песням. Впрочем, жизнь запросто может внести свои неподдающиеся планированию правки.

Что бы ты хотел сказать в заключение этого интервью?

Что бы там ни говорили, сейчас хорошее время для творчества, и на отечественной сцене есть немало отличных групп с очень сильным материалом. Поэтому, дорогие друзья, не ленитесь поддерживать сцену как прямым участием, так и простым одобрением. Надеюсь, мы встретимся с вами на концертах уже очень скоро!

Frater D. специально для Paganka.blog

Контакты ОПРИЧЬ:
www.oprich-band.com
www.vk.com/oprichband
www.facebook.com/oprich
www.instagram.com/oprichband

Контакты Casus Belli Musica:
www.casusbellimusica.com
www.casusbellimusica.bandcamp.com
www.vk.com/casusbellimusica
www.facebook.com/casusbellimusica

comments powered by HyperComments

210 просмотров

НАПИШИТЕ НАМ

Пишите вежливо. За этой стороной экрана сидят тоже живые люди.

Sending

Log in with your credentials

Forgot your details?