Новое язычество. Неоязычество. Родноверие. Проблема терминологии

Новое язычество. Неоязычество. Родноверие. Проблема терминологии

Гайдуков Алексей Викторович a_gaidukov@mail.ru Кандидат философских наук, доцент, доцент кафедры социологии и религиоведения Российский государственный педагогический университет им. А.И. Герцена (РГПУ им. А.И. Герцена); президент Центра религиоведческих исследований «Этна» (Санкт-Петербург)

Аннотация: В тексте рассматривается проблема определения феномена нового язычества термином, обладающим инструментальными научными признаками и адекватно воспринимаемым исследователями и последователями. Рассматриваются различные терминологические подходы к феномену нового язычества, которое рассматривается как неоднородное, требующее комплексного описания различными науками с учётом его религиозных, идеологических, политических и культурных особенностей. Автором подтверждается таксономия «язычество – неоязычество – этническое неоязычество – славянское неоязычество – родноверие».


Источник: сайт ЦРИ «Этна»

За последнее десятилетие в России язычество (или неоязычество) стало неотъемлемой чертой современной религиозной жизни. Его исследователи, последователи и критики на протяжении четверти века состязаются в том, как назвать данный феномен и какие проявления к нему относить. Споры о понятии «новое язычество» ведутся давно, меняется как терминологический аппарат, так и определяемые им феномены, ведь как отмечал А.Н. Красников, «повышенное внимание к уточнению религиоведческой терминологии и упорядочению многочисленных определений религии» является одной из тенденций в современном религиоведении. И, не смотря на сожаления Р.В. Шиженского о том, что в современных условиях «дать стопроцентное определение новому славянскому язычеству <…> просто невозможно», предпримем ещё одну попытку конкретизировать данное понятие.

Специально обзору понятия «новое язычество» было посвящено всего несколько публикаций К. Айтамурто, А.В. Гайдукова, И.Б. Михеевой, О.В. Кутарева и Е.В. Смульского. Ещё в 1999 г., в первых наших исследованиях, когда «в отношении определения термина “новое язычество” в отечественной науке не сложилось устойчивого понимания», нами было предложено определение продолжает цитироваться до сих пор. Поэтому, как и прежде под новым язычеством будем понимать «совокупность религиозных, парарелигиозных, общественно-политических и историко-культурных объединений и движений, обращающихся в своей деятельности к дохристианским верованиям и культам, обрядовым и магическим практикам, занимающимся их возрождением и реконструкцией».Отметим, что «в силу своей разноплановости новое язычество не сводимо к религии как таковой, общественному или политическому движению», однако и рассматривать его как только «своеобразную субкультуру» теперь представляется не всегда возможным. Сейчас «неоязычеством» называются «парарелигиозные и квазирелигиозные феномены – современные гадание, колдовство, (коммерческая) магия и религиозный синкретизм – широкий спектр религиозных феноменов от Теософии до религий “Нового века” (“New Age”) и даже экуменизма», что формирует негативные коннотации понятия.

Авторские подходы. Разделяя пишущих про новое язычество на последователей (адептов), часто не согласных друг с другом в рамках одной общины и принципиально борющихся за аутентичность и противопоставляющих себя другим «нео»), противников конфессиональных (миссионерско-апологетических), этно-культурных, политических (правых, левых, борцов в с национализмом и расизмом, правозащитников и пр., журналистов (с различным уровнем ангажированности, скандальности и поверхностности суждений), а также исследователей (ученых), стоит обратить большее внимание на мнения последних.

В любом исследовании при поливариантности терминологии авторы всегда уточняют и конкретизируют основные понятия в соответствие с определяемыми задачами исследования. Поэтому практически в каждой работе, посвященной новому язычеству можно найти авторские размышления по его содержанию или ссылки на авторитетных исследователей и их рефлексию. Формат данной статьи не предполагает изложения подробной онтологии всех русскоязычных работ, но обязывает отметить основополагающие подходы к определению нового язычества и обратить внимание на те формулировки, которые размывают семиотическое единство понятия.

Ошибочными можно назвать подходы, когда авторы рассматривают лишь отдельные специфические или неспецифические значения термина или предлагают свои авторские значения, преподносимые через призму своего научно-методологического подхода или религиозной доктрины.

В некоторых текстах появляются явные или ложные этимологии и ассоциации, приводящие к негативному или особо «сакральному» и «конспирологическому» значению термина и своеобразному «сектантскому новоязу». Особо это касается религиозных апологетическо-миссионерских текстов или журналистских заметок и авторских интернет-блогов, ориентированных на поверхностное эмоциональное восприятие и использующих принципы «народной этимологии». Таковы в русском православии «Христос» – «крест» – «кресало», «крестьяне» – «христиане», в саентологии «клир», не имеющий отношения к христианскому антониму и происходящий от английского «clear» – чистый. В славянском новом язычестве таких примеров ещё больше: от «православия», понимаемого как «правь славие» – прославление Прави – основного мирового закона или мира богов и до интерпретаций Михаила Задорнова.

Рассмотрим далее особенности феномена, определяемого как «неоязычество» или «новое язычество».

1. Особенности феномена

Уровни восприятия. Проблема осмысления религиозных феноменов лежит в сфере различных наук, различающихся объектом и предметом исследования. Кроме того, существуют различные парадигмы/подходы/дискурсы как в рамках отдельных наук, так и междисциплинарные. Каждой из них свойственен свой уникальный методологический аппарат, решающий свои задачи в рамках предполагаемой работающей модели исследуемого феномена (вспомним корпускулярную и волновую теории света). Однако если для решения даже простых математических задач может существовать несколько способов решения, то что же говорить о сложных социальных процессах, тем более обусловленных религиозно-мировоззренческими, идеологическими, политическими, культурно-поведенческими, возрастными и прочили мотивами.

Необходимо учитывать различные проявления нового язычества как феномена религиозного, культурного, социального, политического и даже экономического. Расхождения в определении понятия «новое язычество» с позиции философии религии, социологии, культурологии, психологии, заставляющее рассматривать его через их специализированный понятийный аппарат отмечались нами прежде. Именно поэтому для преодоления эклектичности восприятия этого феномена было предложено рассматривать новое язычество 1) в рамках религиоведения – как религию и как тип нового религиозного движения; 2) в рамках социологии – как религиозный социальный институт со своей системой норм, целей и ценностей), как массовое социальное движение со своей специфической социальной стратификацией, а также как микрогруппу; 3) в рамках культурологии как феномен культуры в целом и как субкультуру. Кроме того, как отмечает И.С. Резепова в разных публикациях «термины “язычество” и “неоязычество” употребляются в историческом, религиозно-философском и богословском аспектах».

Однако стоит помнить, что в различных науках имеются не только различные взгляды на феномены, но и различная терминология для их описания. Общие термины могут читаться по-разному (и здесь уже речь не о том, где в слове дискурс поставить ударение на первый слог по-английски как у социологов или на последний по-французски, как у этнологов), обозначая различные понятия. Так, по-разному понимается, например «личность» в психологии (как волевое качество индивида) и социологии (как социальные признаки индивида). Некоторые термины могут быть амонимичны как в разных науках, так и в различных научных школах. Например, религия у З. Фрейда понимаемая как коллективный навязчивый невроз, а у Э. Фромма – как способ преодоления коллективных неврозов.

Поэтому, даже рассматривая новое язычество как религию, мы не придем к единому мнению. Религия может быть определяема сотнями различных способов. При этом, как и у многих других феноменов, определения религии могут быть сведены к сущностным, функциональным, структурным и концептуальным.

Словари. Обычно для прояснения термина люди пользуются словарем. Важным моментом для словарных статей является их своевременность. Новое язычество (особенно в России) успевает претерпеть значительные изменения, за то время, пока словарные статьи выходят в свет. Многие доступные иностранные издания десятилетней давности также отражают устаревший либо локальный взгляд на феномен. Так, в американской «Энциклопедии Религии» (2005 г.) «новое язычество» «охватывает широкий спектр традиций, включающих воссоздание древнего кельтского друидизма (Druidism), викки (Wicca) или колдовства, церемониальной магии и неошаманизма, а энциклопедия «Британика Мир Религий» (2006 г.) – «любое из духовных движений, пытающихся возродить древние политеистические религии Европы и Ближнего Востока», отличаемое от ритуальной магии и современного колдовства стремлением возрождения подлинного пантеона и обрядов древних культур, часто с помощью эклектики, реконструкции, созерцательности и к экологии, проявляющихся в сезонных обрядах и обожествлении природы. Таким образом, американские и британские определения в основном ориентированы на отделение нового язычества от друидизма и викканства, набравших популярность с 1960-х годов.

Известный специалист по новым религиозным движениям Е.Г. Балагушкин определяет неоязычество как «широкое и разнородное по составу современное религиозное направление, возникшее на основе традиционного магизма, шаманизма, мифологии и сатанизма и претендующее на осмысление и разрешение проблем личности и общества, чего, как утверждают последователи неоязычества, невозможно добиться с помощью традиционных религий или современной науки».

Википедия. Особенностью современного уточнения терминов стало обращение к доступному электронному ресурсу «Википедии», достаточно быстро реагирующей на новые веяния и новые коннотации, возникающие в терминологии. Издаваемые «бумажные» словари и энциклопедические издания обычно отстают от неё на несколько лет, фиксируя уже устоявшиеся терминологические нормы. Однако исследователи (не всегда стоящие на академических научных позициях) и последователи религиозных феноменов, таких как новое язычество, ежедневно обновляют и корректируют содержание статей Википедии, а редакторы стремятся привести их в бесконфликтный вид, адекватный текущему состоянию вещей, порою отражая сиюминутные «семиотические колебания». Ангажированность многих авторов запечатлелась в фактах «вандализма» и «войн правок» в написании статей Википедии. С многолетней историей правок можно ознакомиться в сохраненных версиях статей. Поэтому Википедия может продемонстрировать определённую динамику представлений о некоторых понятиях, отражающую появление новых публикаций. Русскоязычная Википедия вслед за английской https://ru.wikipedia.org/wiki/Неоязычество. (дата обращения 01.10.2016)»]определяет неоязычество как «новые или реконструированные ранее существовавшие древние языческие учения и духовные практики, тип новых религиозных движений». Англоязычная Википедия более корректно подходит к данному понятию, называя его «современным язычеством» («Modern Paganism, also known as Contemporary Paganism and Neopaganism»), и уделяет внимание проблемам определения и применения термина.

2. История возникновения понятия «неоязычества»

Первое упоминание термина неоязычество (Neopaganism) в зарубежной литературе теряется среди различных феноменов, называвшихся этим понятием. Р.В. Шиженский пишет, что «этиологическая легенда данного термина восходит к 1908 году» – к художнику Гвену Реврейту и поэту-георгианцу Руперту Бруку из Кембриджа, «которые видели в современном язычестве лишь преклонение перед природой и повседневным сельским бытом». Иностранные авторы приводят иные даты. Так, Хелен Бергер в книге «Голоса языческой переписи: Национальный обзор ведьм и неоязычников в Соединенных Штатах» отмечает, что впервые понятие «новое язычество» в США применил Тим О’ттер Целл (Tim O’tter Zell) для описания последователей этой новой религии, которые не проходили колдовские посвящения и не желали называться «ведьмами», то есть для описания не-виккан. Так или иначе, но с первых книг Марго Адлер, Марчелло Труцци и Тани Люрман, опубликовавших свои исследования нового язычества в 1970-80-х годах, это понятие стало вполне официальным. Периодически оно подвергалось критике за «латинизм», неточность предвзятость и нетолерантность, однако до сих пор оно продолжает существовать в научном дискурсе в форме «нового язычества» и «неоязычества» («Neopaganism», «Neo-paganism») или в более политкорректной форме как «современное язычество» («Contemporary Paganism», «Modern Paganism»). В 1979 году один из лидеров неодруидизма И.Боневитц выдвинул концепцию деления язычества на древнее (палеоязычество), среднее (мезоязычество) и новое (неоязычество), проявляющееся в современности, однако она оказалась не сильно востребована.

В России, если не считать эпитеты «неоязычество» или «возрождённое язычество», относимые к эпохе Ренессанса или поэтических и художественных экспериментов рубежа XIX-XX вв., первые упоминания «новое язычества» относятся к политическим публикациям Е. Мороза и В. Прибыловского в 1992 г., не раскрывающими содержание понятия. Наиболее востребованным и многочисленным в публикациях 1990-х и начале 2000-х было описание националистических проявлений «славянского новое язычества», в идеологии национал-патриотических партий и группировок, а также его влияние на радикалов, скинхедов и экстремистов. В новое язычестве этнический признак оказывался обращенным не столько к славянам, сколько к русским и даже россиянам. Переживая горечь утраты «великой империи», потери земель, влияния, ища внутренних и внешних врагов, постсоветские националистические идеологии впитывали языческий дух так же, как в Германии 1930-х годов. В новое язычестве единство русского народа проходило новою ремифологизацию на основе архаической символики и обращения за поддержкой к «золотому веку», исконной неопороченной Традиции, территориальному и «почвенническому» обращению к Родной Земле (обожествлённой Матери Сырой Земле, Руси-Матушке и персонифицированной Природе, иногда обожествлённой разделяемой на отдельных духов, лица/ипостаси).

Читайте также  Статистика религий в РФ

3. «Неоязычество»: основные подходы к содержанию дефиниции

В России классическим стало определение неоязычества В.А. Шнирельмана как общенациональной религии, «искусственно создаваемую городской интеллигенцией из фрагментов древних локальных верований и обрядов с целью “возрождения национальной духовности”» и как «сферы деятельности городской, сильно секуляризованной интеллигенции, которая воспринимает религию прежде всего как ценное культурное наследие». Периодически упоминается и представление В.В. Прибыловского о неоязычестве как «квазирелигии национализма и ксенофобии», данное в отношении политических, но не религиозных его проявлений.

Семь лет назад, рассматривая проблемы трактовки и использования термина «неоязычество» нам пришлось обратить внимание на следующие тенденции в его смысловом насыщении: религиозные аспекты проявлялись в общей трактовке понятия новизны феномена и в недовольстве его звучанием. Нерелигиозные аспекты «неоязычества» разные авторы определяли как негативную характеристику:
1) культурно-исторических процессов;
2) тоталитарной и военной идеологии СССР и Третьего Рейха;
3) философских концепций и свободомыслия (А.де Бенуа, Ж.Ренан, М.Серрано, Г.Фай, П.Шассар, Ю.Эвола);
4) националистических и политических явлений («русская языческая религия», «в которой имена древних славянских богов сочетаются с вульгаризированным изложением индуизма и дополняются разного рода откровениями о черных и светлых энергиях и космических мирах»);
5) различных форм протеста (контркультуры хиппи, готов, индеанистов, реконструкторов, ролевиков, нудистов и пр.);
6) экологических стремлений и медицинских методик;
7) проявлений современности (особенно в риторике религиозных оппонентов язычества).

Стоит обратить внимание, что «неоязычество» может быть понимаемо в широком смысле, охватывая различные религиозные и псевдорелигиозные феномены, и в узком – религиоведческом, характеризуя современную неавраамическую религиозность.

Широкая трактовка понятия. Известный российский сектовед А.Л. Дворкин в своем знаменитом «Сектоведении» относит к неоязычеству все проявления «New Age» («Нью эйдж», «Новая эра»), которое «тем или иным способом охватывает все современные тоталитарные секты» и отождествляет их. В большинстве случаев «неоязычество» у него появляется для акцентирования негативности «сект» и «культов», уходящих от истинного почитания Бога Творца в наши дни, т.е. намеренно, а не по неведению становящихся новыми язычниками. Поэтому к «неоязыческим культам» кроме «кришнаитов» им относятся «Белое братство» и «виссарионовцы» как «неоязыческие системы, построенные на оккультном учении Блаватской и Рерихов», «мормоны», Порфирий Иванов и секта «ивановцев». Признаки неоязыческого оккультного движения «Нью эйдж» он находит в «иеговизме» и в глассолалиях у «Движения веры» – Неопятидесятников. Правда, стоит заметить, что свидетельствуя «об антихристианском и разрушительном характере различных культов, возникших на основе движения “Новой эры”», Дворкин всё же различает последователей неоязыческих и «нативистских культов, колдовства, ведьмовства, неошаманизма», и определяет его в более узком значении как «нативистские секты». Вслед за Дворкиным некоторые авторы ту же терминологию. Так, М.Бут пишет, что «одним из наиболее ярких примеров неоязыческой общины экологической направленности является община сторонников Церкви Последнего Завета (ЦПЗ), более известная как община Виссариона». Такие подходы максимально размывают содержательные характеристики понятия «неоязычество», представляя его исключительно в негативных эмоционально и конфессионально окрашенных тонах.

4. Содержательные компоненты понятия «новое язычество»

Более корректно говорить о новом язычестве в более узком смысле. «Новое язычество» как религиоведческое понятие характеризует такие качества определяемого феномена, как неавраамичность (язычество), новизну и этничность. В России новое язычество более представлено этническими формами в отличие от западных синкретических аналогов.

Язычество – религиозное (обрядово-мифологическое) и мировоззренческое явление, имеющее неавраамический характер (не иудаизм, не христианство, не ислам) может находить выражение в нескольких проявлениях: синкретизм, природоориентированность, семейно-родовой уклад.

— синкретизм нового язычества объединяет теологические элементы многобожия (политеизма) или/и представления о едином боге, предстающем во множестве лиц (богов), дополненные верой в духов (полидемонизм), судьбу, Мировой закон, а также обрядовыми практиками, идололатрией, магией и мантикой.

— природоориентированность включает природно-календарные праздничные циклы, экологичность, почитание (одухотворение) персонализированных сил и явлений природы, представления о природном мужском и женском началах. «Большинство неоязычников ощущают живое присутствие в природе. Обычно они политеисты, анимисты или пантеисты, иногда и то, и другое, и третье. Они разделяют общую цель – жить в гармонии с природой и склонны рассматривать человеческий “прогресс” и отделение от природы как первичный источник отчуждения (alienation). Они видят средство покончить с отчуждением».

— семейно-родовой уклад – преемственность родовых и народных традиций, уважение родителей и почитание/прославление умерших предков, ориентация на древность (миф о «золотом веке»).

Новизна в понятии фиксирует его современность, обновление, восстановление (воссоздание) или конструирование при наличии прерванности традиции и недостатка информации о ней.
Этничность – важным элементом славянского нового язычества (родноверия) становится его родовая и этнокультурная составляющая в противовес внеэтничному «глобальному новому язычеству», которое представляют неодруидизм, викканство и колдовство (Wicca, Witchcraft), последователи исландской «веры в асов» Asatru, внеэтничный неошаманизм и различные синкретические учения, в той или иной мере относящиеся к Нью Эйдж.

Исходя из описанных трёх компонентов (новизна, язычество, этничность) можно перечислить ряд терминов, пытающихся охарактеризовать описываемый феномен с использованием экзонимов – общепринятого научного аппарата, латинского и английского калькирования, либо эндонимов – с использованием архаической лексики и конструированием новых слов.

Основой определения становятся такие понятия как «религия», «вера», «Традиция», «культ», которые облачаются перечисленными выше компонентами:

Новизна предстаёт в виде слов «новое», «современное» или приставок «нео-», «ново-», реже – «младо-»:
религиозная характеристика – определяется как 1) «язычество», «паганизм» («pagan», «heathen» и пр.), «неопаганизм», «младопаганизм»; 2) «неоязычество», «нео-язычество», «новое язычество», «современное язычество», «младоязычество»; 3) «архаика», «неоархаика»; 4) политеизм, «неополитеизм»; 5) Традиция: «Славянская Традиция», «традиционализм», «неотрадиционализм»;

Этническая принадлежность – проявляется в понятиях «этнические религии», «этническая вера», а также родство, исконность, преемственность традиций: «Native Faith», «Native Religion», «нативизм», «нативистские религии», «нативистские культы», «неонативизм», «новый нативизм», «новонативизм», «младонативизм». В 2004 г. Всеслав Святозар (Г.Якутовский) предлагал для самоназвания «нативизм», ведь «наше движение в мире называется либо паганизм (от римского паганус или чуждый, не римский, варвараский, грубый), либо нативизм (от натус , нативус – родной, близкий по крови, свой)».

Реконструкция и конструирование Традиции – «историческая реконструкция», «реконструкционизм», «рекопаганизм», «реконство». Таково, например, «кельтское реконструированное язычество» (Celtic Reconstructionist Paganism), являющееся «политеистическим, анимистическим религиозным и культурным движением» и «попыткой реконструировать, в современной кельтском культурном контексте аспекты древних кельтских религий, которые были утрачены или поглощена христианством».

Негативизм – «псевдоязычество», «недоязычество», «долбославие». В негативных аспектах определений неоязычество предстаёт как «попытки реанимации дохристианских богов Древней Руси», «один из симптомов глубокого кризиса национальной идентичности, который поразил страны Западной Европы, России и весь либеральный лагерь в целом», «конструирование религиозного учения путем выдумывания его идеологии и ритуальной практики», имеющее «всегда ярко выраженный этноцентризм, порой принимающий шовинистические формы», проект западных спецслужб,[38] духовно-интеллектуальный вирус, «эклектичный интеллектуальный конструкт», антинаучные и «подконтрольные третьим силам верования» и т. п. А.Л. Дворкин определяет неоязычество «идеологической основой современной постхристианской цивилизации», для него это «не более чем даже не реконструкция, а современные постмодернистские новоделы, основанные исключительно на эрудиции и фантазии их авторов». Поэтому критики предлагают называть новое язычество «псевдоязычеством» или «лжеязычеством».

Негативное отношение к неадекватности порицается многими язычниками и иногда называется «псевдородноверием». Из-за него представления о новом язычестве и славянском родноверии искажаются отождествлением с национализмом или с сатанизмом, «который может быть результатом юношеского бунта и желания противостоять родительским ограничениям, приводящим к сатанизму, атеизму, агностицизму или увлечению музыкой в стиле Heavy Metal».

Важно отметить, что наряду с новым язычеством и родноверием их идеологи и последователи используют маргинальные эндонимы (часто настаивая на их аутентичности), перенося их на всё новое язычество или только на «правильных» его представителей.

5. Вариации неоязыческих эндонимов

Интересно отметить, что фиксировавшиеся нами 20 лет назад специфические термины остались лишь названиями авторских концепций: «Русская Веда» и «Аутентизм» С.П. Семёнова; «Ригведа» – русская религия В. Кандыбы; «Схорон еж славен», «Родобожие», «Дедовщина»/ «Дидовщина», «радарство» / «родарство» В.Ю. Голякова (Владимира Богумила Второго); «Родославие», «славянский ведизм» В.Н. Безверхого, А.И. Барашкова (А.И. Асова). К ним добавились и более современные новые авторские концепции: «Дарна» Н.Н. Сперанского (Велимира), «Шуйный путь» И. Черкасова (Велеслава), «Нить Покона» А.В. Покровского (Власия) и пр.

Некоторые из прежних «новых» терминов закрепились

— как самоназвания общин: «Родолюбие», «венеды» («Союз венедов»);

— как специфических учений: «инглинги»;

— как маргинальных течений и групп: «ведическое православие», «правьславие», «ведрусы», «родокон»;

— как близкие, находящиеся в «славянском языческом» поле конспирологические, эзотерические и прикладные учения и концепции: «Всеясветная грамота», «КОБ» (Концепция общественной безопасности) «Мёртвая вода»; сюда же можно отнести и ряд общественных и политических[/su_tooltip] объединений (в большей части, оставшихся в «лихих девяностых»): родовые политические национал-патриотические объединения «РОД» (Русское освободительное движение) С.П. Семёнова, «РНОД» (Русское национально-освободительное движение) А. Добровольского (Доброслава), «духовный ведический социализм» В. Данилова и И. Мочаловой и пр.

— как названия медицинских, лекарских, оздоровительных, очистительных и медитативных школ, концепций, фирм (прежде – кооперативов): «Исток» С.П. Семёнова, школа поморской медицины «Шаг волка», «Тропа Троянова» А. Андреева, различные русские/славянские/арийские «здравы», массажи, бани, гимнастики;

— как названия славянских единоборств – «Велесова Боротьба», «Велесово ратание», «Буза», «Кривич», «Славяно-горицкая борьба», Школа Русского Рукопашного Боя «Сибирский Вьюн», трансовая культура восточных славян «СПАС» и пр.

6. Самоопределения последователей нового язычества

Многие последователи нового язычества достаточно негативно относятся к применяемой в их отношении терминологии. Ими отрицаются не только принадлежность неоязычеству, но и к язычеству, религии и другим устоявшимся терминам. Приведем примеры некоторых из них.

Не-язычники. Некоторые из последователей язычниками себя не признают. Так, долгое время наблюдалось противостояние с Кругом Языческой Традиции Вадима Казакова, главы Союза Славянских Общин Славянской Родной Веры (ССО СРВ), избегавшего в названии своего объединения слова «языческий».

Вера. «–верие»: «Родноверие», «Родоверие», «Боговерие», «Староверие» (не путать со старообрядцами дониконианами).

Ведание, «Ведизм». Одни говорят, что они не слепо веруют, а ведают, другие, что обладают сакральным «знанием», а по сему, у них Родовая Наука. Передаваемое от предков Знание о Природе может нарекаться «Природоведением», «Народоведением»

Славление. В риторике некоторых новых язычников самоназвание «Славяне», «Славянство» воспроизводятся от славления богов и/или предков или от того, что они «(победами) славные»; реже предлагаются маргинальные трактовки: «славене – славящие свои вены» (по В. Голякову); «слвянин – слявящий мировые начала ян и инь» (а крестьянин – тот, в котором они пересекаются, перекрещиваются – «крест-ян-ин»).

7. Неприятие терминологии

7.1. Религия

Неприятие религии как понятия – ещё одна черта нового язычества.

Стоит отметить предпочтение язычников «родного» понятия «вера» чуждому «христианскому» – «религия». «Армянские неоязычники предпочитают называть своё движение “верой”, а не религией» также и во время соцопросов участники славянских фестивалей часто отказываются говорить про свою религиозную принадлежность «ее у них нет, ибо они верят и ведают». В англоязычной лексике внутреннее и неясное понятие «духовность» («spirituality») является более предпочтительным для язычников, чем внешнее и институциализированное понятие «религия» («religion»). Аналогично и «Инглиизм – это Вероисповедание, а не религия, т.к. слово религия означает – искусственное восстановление Духовной связи между людьми и Богами» – . Инглиизм // Джива-Астра. 1993 № 1 (5) Цит. по: Яшин В.Б. «Церковь православных староверов-инглингов» как пример неоязыческого культа // Неоязычество на просторах Евразии / Сб. ст. сост. и ред. В.Шнирельман. М.: Библейско-богословский институт св. апостола Андрея, 2001. С 59.»]утверждает А.Хиневич, поясняя, что «нам нет необходимости в восстановлении Духовной связи, т.к. эта связь никогда не прерывалась, ибо Боги наши – суть Предки наши, а мы дети их».

Читайте также  Опрос язычников 2014 года

На основе понятия «веры» для язычников украинской диаспоры в 1966 г. в Чикаго Львом Силенко было предложено название Рідна Українська Національна Віра (Родная украинская национальная вера) или РУНВіра (РУНВира, Рунвира). По одной из версий это словосочетание «родная вера» в дальнейшем было переосмыслено русскими язычниками как «родноверие». Похожая ситуация наблюдалась и с польским языческим объединением Rodzimy Kosciol Polski (Родной польской церковью), зарегистрировавшей название в 1995 по аналогии с американской Native American Church – (индейской) «Церковью коренных американцев».

7.2. Проблема отношения новых язычников к понятию «неоязычество»

Терминологические проблемы, связанные с самоопределением проявились ещё в 1998 г. при создании Всемирного конгресса этнических религий (World Congress of Ethnic Religions, WCER). Для самоназвания были отклонены «язычество» («Pagan» и «Heathen») как бранные, «родные» и «местные» [религии] («Native» и «Indigenous») как связанные с народами, борющимися с вторжением цивилизации в их культуры, а понятие «традиционные религии» было оценено как неточное. В итоге конгресс остановился на самоназвании «этнических религий» (при опасении, возможных ассоциаций с дискредитирующими понятиями «этнической чистоты» и «этнической чистки»).

Стоит отметить существование внешней и внутренней терминологии. Важную роль в формировании терминологии имеют экзонимы и эндонимы (внешние по отношению к феномену и внутренние наименования). В антропологии они получили названия etic-подхода, сравнивающего различные культуры извне и emic-подхода, изучающего одну культуру изнутри. По удачному замечанию Скотта Симпсона и Матиуша Филипа, «ученые (etic) нуждаются в точных и практических определениях, ясных терминологических таксономиях и возможностях провести связи и сравнения с региональными или теоретическими проблемами, а практики (emic) обеспокоены проблемами, которые являются, в конечном счете, частными, такими как самоидентичность, эмоциональность, стремление выбора имен, правильное почитание предков и богов». Такое положение дел вызывает определенную терминологическую конфронтацию исследователей и последователей нового язычества.

Отметим основные терминологические недовольства последователей:

1) «Неоязычество». Сами «современные язычники» в России практически никогда не пользуются термином «неоязычество» для самообозначения, и считают его оскорбительным, требуя уважения этнической веры и памяти предков, религиозных чувств и русского языка. «Царицынское обращение» Круга Языческой Традиции (2005 г.), а также « / Содружество «Сибирское Вече» (Алтайский край, Красноярск, Новосибирск, Кемерово, Алма-Ата, Барнаул, Томск), “Покон Рода” (Новороссийск), “Мокоша” (Одесса), “Дети Солнца” (Пятигорск), 2015 // Родуница сайт Общины Родноверов Красноярья. URL: http://ork-rod.ru/index/0-26.»]Открытое письмо ученым-религиоведам России» (2015 г.) сибирских язычников настаивают на том, чтобы к ним не применяли оскорбительный и неадекватный термин «неоязычество» с его иностранным звучанием характеризует прерванность языческой традиции. Польский родновер Ратомир Вилковский, отмечает «запутанность» понятия «новое язычество» и ошибочность его рассмотрения как синонима с «родноверием» (Rodzimowierstwo), связанного с политикой и тяготеющего к правому национализму. «Неоязычество», как следует из названия, является новым и, в отличие от родноверия, не нуждается в исторической преемственности и может в равной степени заимствовать элементы нескольких этнических традиций, чтобы создать совершенно новую, отдельную систему. Родноверие («rodzimowierstwo słowiańskie»), по его мнению, не просто называется «язычеством польским», но является наследием славянских соседей (например, в Литве).

Маркус Давидсен отмечает, что современное язычество относится к широкому религиозному движению, включающей викку (Wicca), друидизм (Druidry), Heathenry (язычество) и ряд других направлений, которые сформировались, начиная с 1950-х годов и начали идентифицировать себя как «новое языческие» (“neo-pagan”) в 1970-е годы. В Европе, но не в Северной Америке, понятие «новое язычество» (“neo-paganism”)в целом было заменено на «современное язычество» (“contemporary paganism”), «современное язычество» (“modern paganism”) или просто «язычество» (simply “paganism”) в качестве обозначения для всего движения. Современное языческое движение испытало взрывной рост в 1990-е годы, во многом благодаря Интернету, и по данным опросов его последователи насчитывают около полумиллиона человек в США и других англоговорящих странах.

2) Новизна, прерванность. Новые язычники убеждены, что «что прямая передача исконной языческой традиции происходит неразрывно – как через “умное знание” (научные разыскания), так и через живую речь, обычай, уклад жизни народной». Они хотят минимизировать или устранить терминологические различия между, тем, «что было тогда» и, «что есть теперь»,  хотя многие исследователи, например, О.В. Кутарев, основываясь на анализе источников пишет, что «старое язычество в своей полноте в Европе по сути неизвестно», а «восстановление “чистого” язычества как оно было в древности – невозможно».

3) «нео –». Функция приставки «нео –», по мнению М.Стрмиска привлекательна для etic ученых, позволяя различать исторические формы язычества и современные, прерванные и реконструированные, однако она указывает как на новизну, так и на иностранное (латинское, христианское) происхождение термина.

4) «– изм». У англоговорящих язычников особое недовольство вызывает латинский суффикс «– изм» («-ism», «-ismatic» и «-ismatize» как существительное, прилагательное, и глагол), применявшийся христианами для того, чтобы порицать явление. Поэтому многие язычники сознательно или подсознательно отклоняют суффикс «-изм» в пользу местных форм, которые предлагают практику, а не идеологию, например, в славянских языках они принимают формы «-stvo» (русское «неоязычество», украинское «язичництво», польское «neopoganstwo», берорусское «паганства»). По словам С.Симпсона, некоторые польские авторы даже рассматривали neopoganstwo и neopoganizm как два различные явления.

5) «Паганизм», «pagan». Многие европейские последователи предпочитают для самоназвания возникший в среде германских языков термин «Heathen» («язычник») вместо «Pagan» («язычник»), восходящий к латыни. Словом «Heathen» ранние средневековые христианские авторы называли не-христианские народы (германские племена Европы). Поэтому М.Стрмиска слова «язычник» (Pagan/Heathen) и идолопоклонник (idolator) рассматривает как исторически пейоративные термины, служившие средством подавления всех нехристианских элементов культуры и идентичностей.

6) Язычество. К сожалению, для прояснения понятия «неоязычество» необходимо вновь уточнить и понятие «язычество» («старое»), не смотря на то, что это делают почти все авторы, пишущие о язычестве новом. Восходящее к древнеславянскому «языцы» (языки, народы) и являясь христианским понятием для обозначения народов, ушедших от истинного почитания Бога-Творца, «язычество» оказывается весьма неоднозначным понятием и трактуется современными язычниками по-разному… Оно определяет не тип религии по объекту веры (как, например, политеизм), а ее качество, противопоставляемое теизму авраамических религий, т.е. «не христианство, не иудаизм и не ислам». Его или используют для самоназвания в значении родового образа жизни (Битцевское обращение), или отрицают как инглинги во главе с А.Хиневичем, утверждавшим, что «представитель народа – это “языче”. Представитель чуждого народа, с иными образами мысли, с иными обрядами жизни – это “языче никакой”, сокращенно “язычник”». В.Б. Яшин отмечает, что А.Хиневич также произносил загадочную фразу: «Для православных мы – язычники, для язычников – православные».

Смысловое наполнение терминов в славянских языках претерпевает влияние извне на фоне исторических и этнокультурных процессов. Поэтому оттенки даже такого «простого» понятия, как «язычество» могут меняться. . http://against-postmodern.org/dzermant-traditsionnaya-etnicheskaya-religiya-v-belarusi.»]По мнению белорусского исследователя А.Дзерманта термины для обозначения язычества, несут «оттенок дискриминации по этническому признаку, похожее на понятие “гоя” в иудаизме», а «паганство», «стало оскорбительным синонимом всего мерзкого и гадкого, происходит от лат. paganus “житель (деревенского округа), селянин”». Поэтому он предлагает заменить термин «традиционная культура» дефиницией «тесматическая культура» (от θεσμός), в значении «древней традиции, освещенной стариной и обычно не писаной, святого закона, закона, установленного богами», а христианские «язычество», «паганство», и искусственную «родную веру» заменить прусским словом «druwis» (как веры или акта доверия богам).

Однако, каковы бы не были взгляды на понятие «язычество», многие с ним себя соотносят. Так, собравшиеся в Коломенском 18 волхвов и жрецов 27 августа 2016 года подписали «Слово о Вечевом центре и Содружестве языческих объединений». В нём, «дабы донести правду о нас, язычниках, до каждого, кто хочет Правды, подвигнуть пытливых на постижение и следование Природной Традиции <…> дабы совместно защищать Обычай, культурное наследие Предков, ценности Традиционной (языческой) культуры», предлагается «создать Содружество объединений (последователей Природной Веры) в России, Беларуси и других странах, сплочённых общим историко-культурным пространством». Таким образом, у последователей Союза Славянских Общин Славянской Родной Веры, Круга Языческой Традиции, Содружества общин «Велесов Круг» и ряда викканских общин понятия «язычество», «Традиция», «Природная Традиция», «Природная Вера» оказываются тождественными.

7) «Свои» и «чужие» неоязычники. Сложности в выявлением «правильного» и «неправильного» направления, присутствующие в современном новом язычестве и в родноверии также влияют на терминологию. Пытаясь оградить себя от радикальных проявлений национализма или «эзотерических» девиаций некоторые объединения публично заявляют о своей непричастности к некоторым идеям, объединениям или известным индивидам, по их мнению, дискредитирующим родноверие. Начало этому было положено «Коломенским соглашением», послужившим началом Круга языческой традиции, и «Битцевским соглашением». На фоне роста популярности специфических авторских учений некогда соперничавшие Круг Языческой Традиции и Союз Славянских Общин Славянской Родной Веры в 2009 г. выступили с совместным заявлением «О подменах понятий в языке и истории славян и псевдоязычестве», возмущаясь отождествлением «современного языческого движения с последователями и сторонниками взглядов таких людей, как: Валерий Чудинов, Николай Левашов, Геннадий Гриневич, Александр Хиневич, Алексей Трехлебов».

С «особыми» проявлениями борются как коллективно (например, движение «антидолбославов»), так и по отдельности в социальных сетях. Так, например, Вадим Карнач называет «балластом современного родноверия» 5 видов язычников: а) «тусовщики» б) антихристиане, в) «наци», г) «великорусичи», д) «шизотерики», е) «верховоды».

8. Таксономия

Типология и таксономия нового язычества достаточно хаотичны. Определяющими её факторами и признаками могут выступать 1) сфера проявления (религиозная, политическая, философская, культурная, художественная), 2) форма проявления (бытовая поведенческо-мировоззренческая, мифо-ритуальная, концептуальная идеологическая), 3) распространённость (всемирное и этническое), а также проявленность, активность и институциональность на индивидуальном уровне, семейном (родовом), групповом (в рамках общин) или формально декларируемом уровне.

В категорию языческих можно отнести 1) исторические формы язычества, ныне утраченные, 2) современное язычество, сохранившее историческую преемственность и не подвергшееся принципиальному переосмыслению через призму современной науки, философии и авраамических религий (например, у народов Севера и Поволжья) и 3) новое язычество со значительными элементами реконструкции и адаптации. Акцентируя внимание на прерывании традиции и ее подавлении М.Стрмиска призывает не путать языческие (Pagan) и туземные (Indigenous) религиозные явления.

В новом язычестве обычно два направления:

1) Универсальное эклектичное «всемирное» или «глобальное» новое язычество.

2) Этническое, ориентированное на определенную народную традицию, однако, учитывающее различные подходы к пониманию его «этнической составляющей» на разных уровнях идентичности:

– суперэтничном как национального русского (иногда даже российского) или славянского (общеславянского-межгосударственного или восточнославянского, западнославянского, южнославянского);

Читайте также  Опрос дети:

– этничном – как белорусского, болгарского, польского, словацкого, словенского, чешского, украинского;

– реже – субэтничном – как «племенного» («вятичи», «кривичи»).

– Кроме того может проявляться языческая «этническая» идентичность индоевропейская («арии», «индоарии»), (обще)европейская, центрально- и восточноевропейская, балто-славянская, балто-славяно-угрофинская, выявляющая общие («архтитпические») черты в обрядности, орнаменталистике, пластике малых форм, символике и лингвистике.

– Ещё одним «этнокультурным» уровнем может выступать фактор постсоветских посттоталитарных государств, где после гонений на народное язычество со стороны универсальной христианской церкви пришла интернациональная советская/коммунистическая власть, дискриминировавшая любое проявление народной культуры и самосознания.

Из других типологий отметим М. Стрмиска, разделяющего современные языческие религии на 1) Языческую реконструкцию (Reconstructionist) с акцентом на историческую преемственность адекватность древней религиозности и «этническое» и 2) Синкретическое (Syncretic) язычество, подменяющее «этническое» «природным», основывающееся на разных источниках, подверженное влиянию западного эзотеризма (например, викка). О.В. Кутарев в систематизация неоязыческих движений предлагает деление по этническому признаку (германское неоязычество асатру, кельтское – друидизм, славянское и пр) и по синкретическому (викка). В славянском новое язычестве он выделяет родноверие (самое массовое движение), инглиизм и «одиночек», «которые порой называют себя просто “новыми язычниками”, и относятся к сторонникам научного подхода в изучении старого язычества. Новое же они конструируют, опираясь на данные сравнительной мифологии и философских систем других культур, идеи экологичности, светской этики и национальных ценностей и поддерживают мероприятия других языческих групп.

Подведем итоги.

Новое язычество первую очередь воспринимается как религиозный феномен, однако, его идеологические, политические, философские и культурные проявления заставляют воспринимать их в комплексе. Отсутствие однородности, общих внутренних признаков и единой административной структуры среди неоязычников, дополняемое маргинальным, эпатажным, девиантным, а порой и деликвентным поведением его последователей, формирует весьма неоднозначное отношение к нему со стороны обывателей.

Безусловно, отношение к исследуемому феномену у исследователя должно быть беспристрастным, научным и не может содержать оценочных суждений о злой или доброй природе феномена, но выявлять и описывать его социальные проявления, упреждая возможные конфликты. Обсуждаемый термин носит операционалистский характер и не должен вызывать ярких негативных реакций как у исследователей, так и у последователей феномена, а также и у обывателя.

Вслед за многими исследователями автор предлагает для обозначения исследуемого феномена использовать нейтральный термин «новое язычество»; для обозначения его националистических (идеологических, политических и в меньшей степени религиозных) проявлений и при цитировании пишущих о них авторов – термин «неоязычество»; для обрядовых форм славянского (реже балтского) нового язычества используется термин «родноверие». Исторически непрерывно существующие этнокультурные формы язычества можно называть «современным язычеством». Рассмотрение этнического/национального компонента славянского нового язычества, в публикациях также требует конкретизации.

Список источников и литературы
750 определений религии: история символизаций и интерпретаций: монография / под ред. Е. И. Аринина; Владимирский гос. ун-т им. А.Г. и Н.Г. Столетовых. Владимир: Изд-во ВлГУ, 2014. ‒ 460 с. Алексеев В. Русское неоязычество // Центр Апологетических Исследований. 2004. Антонян Ю.Ю. «Воссоздание» религии: неоязычество в Армении // Laboratorium. Журнал социальных исследований. 2010. С.126-127. Балагушкин E.Г. Неоязычество // Новая философская энциклопедия; То же // Институт Философии Российской Академии Наук.http://iphras.ru/elib/2057.html. Бут М. О. Образ земли в неоязыческих воззрениях и практиках (на примере жизнедеятельности общины Виссариона в Красноярском крае) // Материалы ХLIX Международной научной студенческой конференции «Студент и научно-технический прогресс»: Этнография / Новосиб. гос. ун-т. Новосибирск, 2011. С.82-83. Василик В. Неоязычество как проект западных спецслужб по разрушению России // Русская народная линия.02.05.2012. Вести Круга Языческой Традиции №49. 26 сентября 2004 г. Гайдуков А.В. «Неоязычество»: проблемы трактовки и использования термина // Герценовские чтения 2009. Актуальные проблемы социальных наук. Сборник научных и учебно-методических трудов / Отв. ред. В.В. Барабанов; Сост. А.Б. Николаев. СПб., 2010. С. 328-335. Гайдуков А.В. Славянское неоязычество в России: опыт религиоведческого исследования // Новые религии в России: двадцать лет спустя. Материалы Международной научно-практической конференции. Москва, Дом Журналиста, 14.декабря 2012 г./ Под ред. Е. С. Элбакян, С.И. Иваненко, И.Я. Кантерова, М.Н. Ситникова. М.: Древо жизни, 2013. С. 169 180. Гайдуков А.В. Социальные функции неоязычества: проблема изучения // COLLOQUIUM HEPTAPLOMERES: Научный альманах. Вып. I: Язычество в XX XXI веках: российский и европейский контекст / Составители: А. А. Бесков, Р.В. Шиженский. Нижний Новгород: НГПУ им. К. Минина, 2014. С. 52-56. Гайдуков, А.В. Молодежная субкультура славянского неоязычества в Петербурге // Молодежные движения и субкультуры Санкт-Петербурга: Социология и антропологический анализ / под ред. В. Костюшева. СПб.: Институт социологии РАН СПб. Филиал; Норма, 1999. Дворкин А.Л. Неоязычество в России; нативистские секты // Дворкин А.Л. Сектоведение. Тоталитарные секты. Опыт систематического исследования. Изд.3-е. Н.Новгород, 2002. С. 238-240. Дзермант А. Традиционная этническая религия в Беларуси // Цитадель. С. 357-386; То же // Against Post-Modern World. Сайт Международной конференции / Социологический факультет МГУ им.Ломоносова, [16.10.2011]. http://against-postmodern.org/dzermant-traditsionnaya-etnicheskaya-religiya-v-belarusi. Зализняк А.А. О профессиональной и любительской лингвистике // Наука и жизнь 2009. №1,2. Карнач В. Балласт современного родноверия // Родник – Родноверие Славян [группа ВКонтакте]. 17.07.2015. https://vk.com/topic-19340275_23707099?offset=40. Красников А.Н. Методологические проблемы религиоведения: Учебное пособие. М., 2007. С. 153. Кутарев О.В. Неоязычество Европы // Философия и культура. 2014. № 12. С.1805-1809. Кутарев О.В. О неприятии славянскими неоязычниками некоторых аспектов старого язычества // Герценовские чтения 2012. СПб., 2013. С. 346–348. Лютова С.Н. Архетипический политеизм М. Цветаевой и неоязычество в русской культуре ХХ века // Марина Цветаева: эпоха, культура, судьба Десятая цветаевская международная научно-тематическая конференция. 2003. С. 395-408. Манифест языческой традиции / Гаврилов Д.А. и др. М., 2007. С.3; то же: http://www.proza.ru/texts/2007/04/16-178.html. Михеева И. Б. Неоязычество как религиозно-культурный феномен современности: проблема дефиниции // Герценовские чтения 2010. Актуальные проблемы социальных наук. Сб. науч. и учебно-метод. трудов / отв. Ред. В.В.Барабанов; сост. А.Б.Николаев. СПб., 2011. Ч. 2. С. 239-143. Мороз В.Л. Борцы за «Святую Русь» и защитники «Советской Родины» // Национальная правая прежде и теперь: Историко-социологические очерки. Часть II. Российская консервативная идеология и современность. Вып. 1. СПб: Ин-т социологии РАН С.-Петербургский филиал, 1992. С. 63-96. Мороз Е.Л. Ведизм и фашизм // Барьер. СПб. 1994. № 1. С. 4-8. Неоязычество – это духовно-интеллектуальный вирус // Иоанновский листок. Вып. №3(27). – 12.04.2015. Неоязычество в современной России: идеология, распространение, влияние на молодёжь // Российский институт стратегических исследований.01.03.2012.http://riss.ru/author/admin/page/221. О подменах понятий в языке и истории славян и о псевдоязычестве. Официальное заявление Круга Языческой Традиции и Союза Славянских Общин Славянской Родной Веры от 25 декабря 2009 года // Родноверы. Сайт ССО СРВ. – 25.12.2009. – http://www.rodnovery.ru/dokumenty/o-podmenakh-ponyatij. О понятиях «Язычество» и «Языческая Славянская Традиция» (Родноверие) // Битцевское обращение (17.03.2002) // Вестник традиционной культуры. Вып. № М.,2005. С.129; то же: http://www.slavya.ru/docs/bitc_obr.htm. Овсиенко Ф.Г. Язычество // Религиоведение: Энциклопедический словарь. М., 2006. С. 1239-1240. Определение понятия «неоязычество». Сущностные характеристики неоязычества // Новые религиозные организации России деструктивного, оккультного и неоязыческого характера. Т. 3.Ч. М., 2000. С. 20-26. Открытое письмо ученым-религиоведам России [требование четкого разделения между возрождаемым традиционным язычеством и искусственно конструируемым псевдоязычеством] / Содружество «Сибирское Вече» (Алтайский край, Красноярск, Новосибирск, Кемерово, Алма-Ата, Барнаул, Томск), «Покон Рода» (Новороссийск), «Мокоша» (Одесса), «Дети Солнца» (Пятигорск), 2015 // Родуница сайт Общины Родноверов Красноярья. URL: http://ork-rod.ru/index/0-26. Панин С.А. «Языческая теология» как этап развития и способ легитимации неоязычества // Альманах современной науки и образования. Тамбов: Грамота, 2015. № 1 (91). Прибыловский В. Русское Неоязычество – квазирелигия национализма и ксенофобия // Политическая ксенофобия. Радикальные группы, представления лидеров, роль Церкви. М.: Панорама, 1999. Прибыловский В. Словарь новых политических партий и организаций России. 4-е изд., испр. и доп. М.: Панорама, 1992,. Резепова И. С. Неоязычество в культуре. Автореф. дис .к.ф.н.Ростов-на-Дону, 2005. Слово о Вечевом центре и Содружестве языческих объединений (27.08.2016, Коломенское, г. Москва) // Союз Славянских Общин Славянской Родной Веры. 31.08.2016. http://www.rodnovery.ru/novosti/838-slovo-o-vechevom-tsentre-i-sodruzhestve-yazycheskikh-ob-edinenij. Смульский Е.В. К развитию вопроса о понятии «неоязычество» // Colloquium heptaplomeres. Вып. № 1. 2014. С. 24-33. Хиневич А. Славяно-Арийская ведическая культура. Её отличия от язычества и неоязычества (2004) // http://akhinevich.narod.ru/anapa/index.htm. Царицынское обращение «О “неоязычестве” и современном язычестве. Против клерикализации гуманитарных наук» (20.02.2005) // Вестник традиционной культуры. Вып. № 3. М.,2005. С.188. Цыганков А. С. Неоязычество как феномен современного общества // Система ценностей современного общества. Вып. № 17-1.2011. С. 72. Шиженский Р.В. Славянская неоязыческая диаспора на территории современной России (по данным сети Интернет) // Диалог государства и религиозных объединений в пространстве современной культуры. Сборник статей Международной научно-практической конференции, г. Волгоград, 20-23 октября 2009. Волгоград: Изд-во ВолГУ, 2009. С. 361-367. Шнирелъман В. А. Неоязычество и национализм. Восточноевропейский ареал // Исследования по прикладной и неотложной этнологии. М.: ИЭА РАН, 1998.№ 114. Яшин В.Б. «Церковь православных староверов-инглингов» как пример неоязыческого культа // Неоязычество на просторах Евразии / Сб. ст. сост. и ред. В.Шнирельман. М.: Библейско-богословский институт св. апостола Андрея, 2001. Adler M. Drawing Down the Moon: Witches, Druids, Goddess-Worshippers, and Other Pagans in NY: Penguin Books, 1979. Aitamurto K. Neoyazychestvo or Rodnoverie? Reflection, Ethics and the Ideal of Religious Tolerance in the Study of Religion // Общество как со-бытие: «система» и «жизненный мир». Омск, 2007. С. 55-70. Bonewits, I.Defining Paganism: Paleo-, Meso-, and Neo- / Isaac Bonewits (Version 2.5.1), 1979, 2007 // http://www.neopagan.net/PaganDefs.html. Davidsen, M. A. What is Wrong with Pagan Studies? A Review Essay on the Handbook of Contemporary Paganism // Method and Theory in the Study of Religion. Leiden: Brill,2012.Issue 24. P. 183–199. Gaidukov, A. The Russian-Language Internet and Rodnoverie (Сh 20) // Modern Pagan and Native Faith Movements in Central and Eastern Europe / Ed. by K. Aitamurto and S. Simpson. Porthcawl, UK: Acumen Publishing, 2013. P. 315- 332. Modern Paganism // wikipedia .https://en.wikipedia.org/wiki/Modern_Paganism. Neo-paganism // Britannica Encyclopedia of World Religions. 2006. P.794-795. Pike S.M. Neopaganism // Encyclopedia of Religion, 2nd Ed./ Ed. By Lindsay Jones. Detroit: Thomson Gale, 2005. V.10. P. 6470. Simpson S., Filip M. Selected Words for Modern Pagan and Native Faith Movements in Central and Eastern Europe // Modern Pagan and Native Faith Movements in Central and Eastern Europe / Ed. by K. Aitamurto and S. Simpson. Porthcawl, UK: Acumen Publishing, 2013. P. 34. Strmiska M.F., Sigurvinsson B.A. Asatru: Nordic Paganism in Iceland and America // Modern Paganism in World Cultures: Comparative Perspectives / ed by M.F. Strmiska. Santa Barbara, Dencer, and Oxford: ABC-Clio. 2005. P 127-180. Strmiska, M.F. Modern Paganism in World Cultures // Modern Paganism in World Cultures: Comparative Perspectives / ed by M.F. Strmiska. Santa Barbara, Dencer, and Oxford: ABC-Clio. 2005. P. 18-22. The CR FAQ – An Introduction to Celtic Reconstructionism. A consensus document, co-authored by representatives [Введение в кельтский реконструкционизм]. – http://paganachd.com/faq. Voices from the Pagan Census: A National Survey of Witches and Neo-Pagans in the United States / H.A. Berger, E.A. Leach, L.S.Shaffer. US: University of South Carolina Press, 2003. P.1,2. Wilkowski R. Neopogaństwo, rodzimowierstwo i pseudorodzimowierstwo.. // Gniazdo. Rodzima wiara i kultura. 22.07.2009. http://gniazdo.rodzimowiercy.pl/tekst.php?tekstid=633. York M. Pagan Theology: Paganism as a World Religion. New York: New York University Press, 2003. P. 14.

2 305 просмотров

Отправить ответ

  Подписаться на уведомления  
Уведомлять о

18+

© paganka.blog - портал современных язычников России. Использование материалов paganka.blog возможно только с согласия правообладателей. Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов.    

Log in with your credentials

Forgot your details?