Гвиддон Харвестон

Гвиддон Харвестон.
Биография.

Сергей Paganka

Сергей Paganka

Кто-то может удивиться, что вместо статей о богах и традициях я выбрал себе тему проблематики и особенностей современного язычества. Кто-то этому уже не раз удивлялся. Конечно, тема не самая топовая, но весьма интересная.

Кто-то может удивиться, что вместо обсуждения насущных проблем язычества я расширил список тем до опросов и интервью с язычниками. И, действительно, с какой стати я вдруг выбрал «авторитетов» и беру у них интервью? Кто из нас «авторитет» и по какой, вдруг, причине? Конечно, никто. Для нас нет чистых авторитетов среди людей, только боги. Так зачем же мне вся эта возня с интервью и опросами людей, таких же, как я или вы, мои читатели?

Потому, что мы пишем о современном язычестве. А что такое – современное язычество? Как бы нам не хотелось это исправить, но современное язычество – это не идея, не субкультура, не политическое движение, да и не религия. Современное язычество – это, в первую очередь, современные язычники. Мы можем долго писать о его мировоззренческих особенностях, о моральном облике абстрактного адепта, о том, каким мы хотим видеть язычество. Но, по факту, слова не всегда подтверждаются делами; чтобы получить представление о современном язычестве, не таком, каким мы хотим его видеть, а таком, какое оно есть, нам нужно знакомиться с язычниками. Разными – активными и пассивными, публичными и замкнутыми. Знакомиться с фактическим материалом, а не сплетнями и домыслами, которых среди нас ходит достаточно.

Гвиддон Харвестон

Гвиддон Харвестон

Только так мы можем понять, что на самом деле такое сейчас собой представляет современное язычество.

Кстати о сплетнях. Сплетни-то, как раз и натолкнули меня на данный материал. Из заголовка можно понять, что эта статья будет о язычнике, викканине, национальным координаторе Международной Языческой Федерации – Гвиддоне Харвестоне. Количество баек и домыслов о нем, что мне пересказывали, превышает даже количество домыслов, которые выдвигали о моем журнале. И, так же как и в случае с журналом, многие слухи являются ошибочными по простой причине отсутствия фактов. Чтобы сократить количество выдумок, я взял на себя смелость составить эту статью, почти полностью биографическую. Одни лишь факты, на основе которых уже можно строить предположения, кто такой Гвиддон. Хотя, составлением статьи я особо и не занимался, мой собеседник сам изложил всю информацию о себе очень подробно и грамотно. Я лишь давал общие темы, так сказать «главы», о которых мне было бы интересно написать и прочитать. Мое дело осталось за малым – свести эти главы в одно повествование, исправить стилистические ошибки и оформить все в красивую «упаковку». Надеюсь, у меня получилось, и эта статья будет интересна для прочтения.


Важно помнить, что этот материал увидел свет в 2014 году. Следовательно многое из того, что описано в нем, например о современной викке в России, или о структуре МЯФ в России, уже потеряло актуальность. Хотя и не все. В любом случае я решил не исправлять все такие недоработки (к примеру Сигурд уже не является НК МЯФ), а оставить так, как оно было в ноябре 2014-го. Сергей Paganka


Рождение, детство, основы мировоззрения.

Я родился в городе Жуковском Московской области, в единственном городском роддоме, в 1980-м году. В возрасте 16-и лет я переехал с отцом в Канаду, в город Торонто, Провинции

Так Гвиддон помнит Торонто

Онтарио. Мой отец иммигрировал на общих основаниях как ценный технический специалист (инженер по аэродинамике самолета). А я поехал с ним заодно, ведь это было большое приключение для мальчишки 16-и лет. Так как мой первый личный духовный опыт был приобретен спонтанно, когда мне было всего девять лет, мне трудно назвать тот возраст, когда я не был язычником.

Другое дело, что сам термин “язычество” я увидел много позже, в 15 лет, в книге Рыбакова. До этого я не знал, что мое мировоззрение – это язычество, думал, что я просто не такой как все. В детстве я больше всего любил русские народные сказки, неадаптированные сказки братьев Гримм. С девяти лет зачитывался “Мифами Древней Греции и Древнего Рима”, сказками «Тысячи и Одной Ночи». Библию тоже читал, но не видел в ней особой духовности, и не понимал, почему Бог должен быть так жесток, если он всемогущ?

Рос я в совершенно нерелигиозной семье, но бабушки рассказывали о народной традиции, Николае Угоднике и Илье Пророке, колесницах, молниях, заговорах, про леших и домовых. Они были деревенскими, и для них это была самая, что ни на есть реальность. Потом умер дедушка, а через полгода бабушка, и я познал таинство смерти. Еще до этого ощущал, видел и общался с духами родни в старом дедушкином доме – в этом доме умерли многие, и души не у всех были упокоенные. Они (моя родня, предки) жили в лихое время, Первая мировая, Революция и Гражданская, аресты, потом Вторая мировая… Для меня общение с иным миром было интуитивно нормальным и обыденным делом, мне было удивительно, что другие не говорили об этом. Для меня, пионера, было большим шоком осознать, что мои предки были не только дворянами, но и царскими офицерами, что они воевали за белых. В 16-ть лет я открыл для себя Карла Юнга и до сих пор нахожу аналитическую психологию бесценным инструментом познания себя и окружающих. И уже в Канаде, читая книги в библиотеке, открыл для себя язычество древних европейцев, в первую очередь, кельтов.

Канада: менталитет и особенности жизни в иностранном государстве. Доязыческий опыт, заложивший основы мышления.

Ньютонбрук Сэкондэри Скул

Ньютонбрук Сэкондэри Скул

Приехав в Канаду, я первым делом пошел в школу (Ньютонбрук Сэкондэри Скул – прим. Paganka), так как по закону, дети должны закончить минимум 12 классов образования для получения диплома о полном среднем образовании. И я поступил сразу в 11 класс обычной школы на северной окраине Торонто. Жили мы с отцом в небольшой квартире большого доходного дома, на окраине местного гетто – перекрестке улиц Джейн и Финч. В доме жили пара русских людей, с которыми мы подружились. В основном, тут квартирантами были выходцы с Ямайки и прочих Карибских островов, немного пакистанцев и турок. Я ездил на автобусе через половину города, чтобы попасть в школу, так как в местные школы “на районе” ходить не было никакого смысла.

Лично я не раз был свидетелем насилия на улицах гетто, как со стороны отморозков, так и полиции. Помню очень хорошо, как в универмаге в очереди в кассу я стоял в году, эдак в 1997, наверное, наркоман вылетает откуда-то, хватает женскую кофточку прямо у всех на глазах с полки и бежит к кассе, сбивает меня с ног, я отлетаю на пол, зажимаю голову рефлекторно руками – пускай уж лучше сломают руки. Поднимаю голову, а наркоман уже на полу лежит и сам зажимает голову руками, полицейские повалили его на пол, куртку стянули ему до локтей, чтобы сковать движения, штаны тоже стянули, чтобы он в них путался и не мог встать. И двое частных “полицейских” избивают его дубинками прямой наводкой по голове, вокруг летят капли крови. Глупая ворованная кофточка рядом валяется, уже в крови вся.

Где-то тут Гвиддон жил. Google карты.

Где-то тут Гвиддон жил. Google карты.

Я хорошо рассмотрел его лицо, ведь я тоже лежал на полу, недалеко. Обычный торчок из ямайцев – ни жизни, ни будущего, отработанный человеческий материал. Мне повезло, что полицейские видели, как наркоман меня толкнул, иначе, я тоже мог бы получить “заодно”. Иммигрант в гетто – это уже, как бы, не совсем человек, достаточно проехать 1 километр в другой район и отношение к тебе будет совсем другое, а тут – нет. В гробовой тишине все стояли вокруг касс и смотрели. Звериное чувство, звериное царство, а по-другому они не знают, как жить, ни наркоманы, ни полицейские. У большинства ребят в гетто нет будущего, они просто ждут конца, терпеливо, как бараны, избавления от бессмысленности своего бытия, и многие, мне кажется, бессознательно стараются приблизить этот конец любыми способами. Кто-то скажет, что это – чернуха, и, да, не каждый такое увидит, я просто говорю о том, что видел сам. 90% ребят среднего класса даже не подозревают, что творится в черном гетто.

Google карты

Мы жили очень бедно, так как обещанной работы отцу не дали, и он долгое время жил на пособие по безработице и случайными заработками. Долгое время отец проработал на автозаправке – это, так сказать, эталонное место первой работы почти для всех выходцев из бывшего СССР, за черную зарплату ниже всякого плинтуса. Я тоже практически сразу пошел работать на выходных и после школы… Моей первой работой была расчистка сухого леса для местных фермеров. Каторжный труд для гастрабайтеров, но на эти деньги можно было выжить. Работы для молодежи почти не было, поэтому приходилось браться за все, что можно найти. О заправке не было и речи – туда брали
только взрослых, это было козырное место. Отец довольно быстро нашел новую семью (мои родители были в разводе с 1995 года) и я был предоставлен самому себе, по большей части, хотя отец делил пополам арендную плату за квартиру, что, конечно, помогало и низкий поклон ему за это.

В моей жизни были и друзья, в основном русские, с которыми я познакомился в школе… Мы иногда ходили на рыбалку, гуляли в парке, даже девушек как-то ухитрялись приглашать в кафе, праздновали Новый Год, были просто подростками – ни в коем разе не хочу, чтобы читатели думали, что моя юность прямиком из книжки Горького или Чарльза Диккенса. Вовсе нет, но бедности в ней было предостаточно и дискриминации тоже. Моими учителями были библиотеки – общественные библиотеки города Торонто – кладезь информации обо всем на свете, в том числе и зарождающийся тогда Интернет в библиотеке был совсем бесплатный! А также, фильмы – именно по фильмам и сериалам, оказалось, легче всего зубрить беглую разговорную речь.

Хлопья Kellogs

Хлопья Kellogs

Бедность и иммиграция – очень хорошие учителя жизни. Помню еженедельные походы в Фудбанк, организованный Армией Спасения (надо было ездить в разные отделения – в своем районе быстро примелькаешься, потому что следовало ходить только раз в месяц, по задумке благотворителей). Там всем страждущим раздавали порционно невостребованные в магазинах копеечные овощные консервы, хлопья и геркулес, просроченный джем, иногда рис – к дню Благодарения еще и маленькую замороженную-по-самые-никуды индейку давали :-). Русские варили из нее, обычно, плов с тем же самым дареным рисом и смеялись, что индейка, наверно, была свидетельницей самого первого дня благодарения в XVII веке. Это невозможно описать, но в этом была своя романтика. До сих пор не могу есть консервированную кукурузу и хлопья Kelloggs, потому что я ими наелся на всю оставшуюся жизнь.

Помню мои ощущения – очередь за едой была самой настоящей мини-сессией ООН. Меня окружали тамильцы и ямайцы, индусы, пакистанцы, боливийцы и колумбийцы, марокканцы и кубинцы, филиппинцы, иногда китайцы, жители Кении и Ганы, сербы и хорваты, иногда русские (но очень редко), местные алкоголики и бомжи, цыгане, наркоманы и лица неопределенной расы и социального положения (но, безусловно, недалекие от самого дна общества). Между всем этим экзотичным народом прогуливались милые барышни из Армии Спасения и раздавали полноценные Библии на атласной бумаге с позолоченным (!!!) тиснением. Себестоимость даже одной такой книги с лихвой покрыла бы еду семьи на несколько дней, но они, почему-то, не осознавали иронии своих действий и с улыбкой рассказывали о спасении и тому подобное.

Люди брали неохотно, так как выменять библию на что-либо было невозможно, такие книжки были дома у всех знакомых. А я брал, потому что практиковал чтение на непростом литературном английском Библии версии Короля Джеймса. В дополнение я неплохо изучил Библию, писал свои комментарии рядом. Мне нравились притчи, Песнь Песней Соломона, сказки народов Ближнего Востока. Чтение Откровений Апостола Иоанна еще раз помогло мне осознать, что Христианство возможно и является духовным путем для многих, но для меня лишено сакральности.

Я работал на фабриках и заводах, в магазинах, считал инвентарь, продавал цветы. Я делал все, кроме двух вещей – я не воровал и не попрошайничал, а также, никогда не применял насилия и не обманывал. В это трудно поверить, но в Канаде, в конце 20-го века, жили немало бедных семей, в которых регулярно голодали дети, надеюсь, что сейчас это не так. Я помню и сам те непростые моменты, когда приходилось выбирать между ужином и оплатой проезда домой, потому что зарплата за день составляла всего несколько долларов. И я всегда выбирал проезд, потому что лучше спать в своей постели с пустым желудком, чем на вокзале с полным. Я помню момент, мне тогда только исполнилось 18 лет, я сидел в четыре утра в кафе, ждал, когда приедет бригадир забирать нас на следующую смену, только что отработав 12 часов на ночной смене на другом складе. Голова уже почти не соображала, я смотрел вокруг, и мне уже хотелось сдаться, просто стать таким же хануриком, как и многие мои “коллеги”. Я так устал от всего этого, но потом я посмотрел на них – на всех иммигрантов и гастарбайтеров вокруг себя, многим было уже за 40 лет и старше, они работали за еду, и сказал себе: “Я сделаю всё, что от меня зависит, я когтями буду рыть землю, но я не закончу свои дни здесь, как они. Я буду учиться и заработаю всегда своим трудом на кусок хлеба с маслом”. Это был особый момент, немного как у Скарлетт О’Хары в “Унесенных Ветром”.

И после этого, я пошел в кабинет своего школьного наставника Мистера Пиджена (это профессионал-педагог, приставленный к ученику, который помогает с выбором карьеры, если есть проблемы с учителями или учениками, или с поведением). И я сказал ему, что мне нужно быстро и уверенно выбиться в люди и попросил помочь составить школьную программу обучения. Он мне посоветовал попробовать свои силы в экономике и финансах, а именно, финансовый анализ и аудит, так как я очень хорошо владел математикой (в России мечтал поступить в МФТИ и готовился к этому два года). Мистер Пиджен, именно вам я обязан всем этим! Получив королевскую хартию и подписав контракт с бермудским работодателем, я позвонил своему старому школьному наставнику, к тому времени он был уже давно на пенсии, и поблагодарил его, сказал, что он был абсолютно прав насчет карьеры, это стоит того. Дело в том, что тогда, в 1998 году, он сказал мне – когда ты добьешься своего, позвони мне и скажи, обманул ли я тебя.

Вид на университет Брока

Вид на университет Брока

Я успешно закончил школу с очень хорошими оценками в феврале 1999 года, и получил небольшую стипендию и приглашение на бакалавриат по специальности «финансовый анализ и аудит» в Университете Брока, в городе Сэнт-Катаринс, Онтарио, недалеко от Ниагарского водопада и границы с США. Программа была уникальна тем, что сочетала обязательную оплачиваемую практику по аудиту и финансовому консалтингу с учебной программой, правда, работу искать мы были обязаны самостоятельно. Для меня это был единственный шанс позволить себе дорогое удовольствие высшего образования. В сентябре 1999 года я переехал в Ст. Катаринс.

С сентября 1999 по декабрь 2003 я учился и работал по специальности. Учиться мне нравилось. Сент Катаринс оказался старым колониальным городом, который основали в свое время местные фермеры – владельцы виноградных и персиковых рощ по склонам гор. Там проходили бои войны 1812 года, единственной войны между Канадой и США, в которой победила Канада. А наш университет назвали в честь генерала Брока, командующего сводной армией британских колониальных войск, местных фермеров-добровольцев и индейских скаутов. Эта разношерстная компания победила доблестную армию США в честном бою, где на стороне США был дикий численный перевес. Считается, что Брок первый применил в бою тактику отрядов быстрого реагирования, по сути, первый спецназ.

У меня появились друзья из одногруппников, все сплошь ребята и девчонки среднего класса, дети вполне не бедных родителей, все урожденные англо-канадцы. Начиная с 1999-го года я практически перестал говорить по-русски и прожил следующие семь лет без каких-либо контактов с русскими людьми, за исключением визита моей мамы в 2003 году на три недели. Далее, в 2004 году я успешно сдал национальные профессиональные экзамены и в апреле 2005 года получил королевскую хартию (charter) на независимую финансовую практику, в том числе дающую право подписания аудиторских заключений в англоговорящем мире. С января 2001 по сентябрь 2005 года я работал в региональной аудиторской компании на берегу озера Гурон, в провинции Онтарио, с перерывами на учебные сессии в Ст. Катаринс.

На берегах озера Гурон живут потомки шотландских, ирландских и немецких иммигрантов последних двух столетий. Фермеры, суровый и трудолюбивый народ, набожный и консервативный. Казалось, что негритянское гетто находится где-то на другой планете, а не всего в 200 километрах отсюда. Почти никто из них не знал живого иммигранта, тем более русского, и я был среди них экзотикой. Мне вкрадчиво сообщали при встрече каждый раз о том, как они видели того или иного иммигранта, я всегда первым узнавал о новых владельцах заправки или булочной, люди шептали мне в ухо: “И ты знаешь, что они не такие как ты, они там – того – не белые, то есть, совсем даже, какие-то черные, непонятно, откуда и пахнут странно”. Как будто я отвечал за всех иммигрантов на свете и должен был всех знать. Самым важным было завоевать доверие этих непростых людей, моих клиентов. Мне это удалось, со временем, я оброс контактами и личными отношениями со многими людьми.

Знак указатель к масонской ложе "Ложа Северного Сияния №226"

Знак указатель к масонской ложе “Ложа Северного Сияния №226”

Особенно полезно было вступить в местную масонскую ложу, потому что почти все мои клиенты, так или иначе, были с ней связаны, и масонский вензель на петлице раскрывал сердца людей куда быстрее даже, чем деловые обеды или гольф. Братья обязаны поступать справедливо со всеми, а другим братьям еще и всячески помогать, поэтому, вести переговоры с братом-масоном куда проще обычного, ему можно доверять. Наша местная ложа состояла почти полностью из седовласых старцев и занималась благотворительностью, она была основана в 1864 году. Двое моих друзей, по совместительству, викканские жрецы и мастера-масоны, выдвинули мою кандидатуру и меня приняли без вопросов. Я прошел все три степени посвящения, но не принимал активного участия в работе ложи, за исключением внесения пожертвований.

Мы занимались сбором средств на строительство онкологического отделения при местной больнице, так как жена бывшего мастера ложи скончалась от рака шейки матки, ожидая очереди на операцию в региональном госпитале. Она умерла только потому, что не хватало мест, её можно было спасти. Поэтому братья считали своим долгом сделать все, чтобы другие не теряли любимых, как потерял жену наш мастер. Кстати, именно этим масоны и занимаются в Онтарио – благотворительностью и деловыми контактами. Политика запрещена к обсуждению в ложе, да и вне ложи я никогда не слышал разговоров о политике.

Здание "Ложи Северного Сияния №226"

Здание “Ложи Северного Сияния №226”

Один раз обсуждался визит Принца Эндрю (Принц Эндрю, Герцог Йоркский) на барбекю, устроенном женами членов ложи. Принц Эндрю, по-моему, занимает какую-то должность в Ложе Англии и Уэльса, но этот визит обсуждался в рамках любви к монархии, а монархию в Канаде любят гораздо больше, чем даже в Англии. Я покинул Канаду через две недели после посвящения в третью степень, и больше никогда не входил в ложу. На Бермудских островах, несмотря на все контакты, меня ни разу не пригласили в местную ложу. А в России нет регулярных лож, поэтому и ходить некуда. Не могу сказать, что мне сильно хочется, хотя я до сих пор нахожу символизм масонства и идею братства и взаимопомощи очень важной. Я больше не являюсь активным масоном и не вижу причин для активации моего членства.

Начало интереса к язычеству, первые знания о язычестве древности и первые контакты с язычниками современности.

Николай Угодник

Николай Угодник

Все началось с рассказов моей бабушки, Александры Сергеевны, об Илье Пророке, Николае Угоднике и Богоматери, окрашенных изрядной долей народного устного творчества. К примеру, про грозу, она рассказывала, что это едет Илья Пророк на своей колеснице и, когда он видит грешника, то пускает в него стрелу из своего лука. Гром – это грохот колес его колесницы, а молния – стрела, которой он поражает тех, кто проявляет неуважение к нему. Я тогда был еще совсем маленьким и, смеясь, спрашивал, почему же тогда космонавты и пилоты не видят Илью Пророка. На стене у нее висел Спас, так она его называла, и Николай Угодник, и Божья Матерь – «Все это и есть Бог», говорила она. Бабушка, родом из Рязанской глубинки, не закончила даже трёх классов и, безусловно, никогда не слышала ни про колесницу Тора, ни про Гелиоса, её рассказы происходили из самой глубины народной традиции.

Чуть позже, когда мне было девять лет, однажды вечером я пошел гулять по участку на даче, была зима. Я подошел к огромной сосне, которая росла у нас на участке, могучее дерево, очень старое. Ее ствол не могли обхватить трое взрослых мужчин. Я приблизился к этой сосне и погладил ее, обнял, и в это время меня поразило внутреннее ощущение, что я и эта сосна – едины по духу, что и я, и она, и всё вокруг меня – мы части одного живого целого, что невозможно сказать, где кончаюсь я, и начинается она. Это поразительное понимание пришло ко мне само по себе, я, конечно же, не мог самостоятельно додуматься до такого. Это ощущение единения пронзило меня до самого основания и наполнило меня восторгом. Вместе тем, голос недоверия звучал в моей голове, который говорил мне, что я всё это просто придумал себе и откуда я знаю, что эти фантазии – правда. Я отстранился от сосны. Будто бы в ответ на этот вопрос, чуть поодаль, я увидел большое черное животное. «Волк!» – было моей первой мыслью, потом я успокоил себя, говоря, что это – просто большая чёрная собака. Собак я тогда боялся, потому что незадолго до этого приключения меня покусала стая собак при автобазе по дороге из школы домой. Мне было так стыдно, что я даже не сказал ничего родителям, и сам мазал йодом ранки от их укусов. К нам на участок иногда приходили собаки, проделав под забором подкоп, поэтому сам по себе факт присутствия животного не был удивителен. При виде такого большого пса я затрепетал. А потом, вдруг, вслух (не знаю уж, что на меня нашло) я спросил у сосны, а не является ли появление собаки ответом на мой вопрос, подтверждением того, что я ощутил у сосны. И почувствовал утвердительный ответ. Тот факт, что сосна отвечала мне, разволновало меня еще больше, я осознал, насколько огромен этот мир и удивителен. Но мой разум продолжал сомневаться, и тогда я сказал сосне и собаке, что если то, что я чувствую – правда, то пускай собака отойдет в сторону на два шага и помашет мне хвостом. Собака, действительно, отошла на два шага и помахала хвостом, а потом как-то странно кивнула мне головой, я никогда не видел, чтобы собаки кивали. И в тот момент я понял, что и я, и собака, и сосна – мы все части одного целого, одной общей жизни, и это чувство, это ощущение было сродни настоящему духовному прозрению. Собака подошла ближе и кивнула еще раз, подтверждая это. Именно этот духовный опыт стал определяющим в моей жизни. Именно это чувство единения с природой отозвалось в моей душе и все последующие религиозные и духовные искания были подчинены одной цели – понять, как я могу прожить свою жизнь в соответствии с тем, что мне подсказала сама природа той ночью.

Я, безусловно, знал о православии, по большим праздникам бабушки ходили в церковь и приносили оттуда просвирки. Я попросил своих родителей покрестить меня, чтобы приобщиться к этой непонятной для меня духовной жизни, в надежде, что моя душа найдет в церкви то, что ей нужно. Эта просьба безмерно удивила моих родителей, которые сами росли в рамках советского материализма, а мой отец, по долгу службы, был ещё и членом партии. Родители крестили меня заодно вместе с сестрой летом 1990-го года, мне тогда было десять лет. Я хорошо помню этот обряд. Чернобородый батюшка ругался, называл там кого-то блудницей. Я плохо понимал, что происходит, но решил просто позволить всему, что произойдет, произойти. Не могу сказать, что почувствовал в тот момент что-то особенное. Я не понимал слов обряда, просто следовал за всеми (нас крестилось разом человек двенадцать, почти все моего возраста, либо старше, много взрослых). Я приехал домой, но не мог объяснить себе, почему меня не тронул этот обряд, почему душа не отозвалась на него.

Через месяц скончался мой дедушка, Владимир Григорьевич. Помню, как увидел его тело в морге, а потом – на отпевании в той же церкви, где меня крестили. Увидев его, я понял сразу, без слов, что это уже не дедушка, а просто его тело, что дедушки в нём уже нет. Мне было странно, что все вокруг плакали и причитали, трогали и целовали тело, в котором уже не было души. Я помню, что даже сказал это вслух, что это – не дедушка. Меня спрашивали, жалко ли мне его, и я говорил «да», потому что знал, что именно это от меня хотят услышать, но в душе моей я понимал, что дедушка жив, он просто не с нами. Мне было жаль, что мы никогда больше не сможем поиграть вместе, но сам дедушка, я был уверен, где-то рядом и что ему хорошо, потому что закончилась боль. Я чувствовал любовь, которой он нас окружал. Потом начались поминки и все обряды, связанные с недавно усопшим, завесили зеркала. Бабушка рассказывала о птице, разбившейся о стекло балконной двери за пару дней до смерти деда. Я уже тогда знал внутри себя, что это символически его душа готовилась к уходу, хотя не мог себе этого выразить именно такими словами. Я выучил ряд молитв из молитвослова, и мы вместе с бабушкой молились за упокой души каждое утро и каждый вечер, зажигали лампаду. Я знал, что так нужно, чтобы помочь дедушке перейти в мир иной, и что это поможет бабушке принять и осознать, что наступает для неё новая жизнь, уже без дедушки. Так продолжалось все сорок дней. Каждый вечер, засыпая, я тоже молился про себя, находил свои слова. И не мог не почувствовать, что моя личная молитва была куда более искренней и эффективной, чем заученные слова на малопонятном языке из молитвослова. Потом я перестал молиться перед иконами совсем, потому что не чувствовал в своей душе отклика на них. Но засыпая, внутри себя обязательно разговаривал с Господом перед сном. Потом вскоре после этого умерла и бабушка Шура, и снова похороны, отпевания и поминки. Когда я начал спать один в комнате в старом доме на даче, я чувствовал, что в доме оставались духи моих предков, может быть их воспоминания. Много людей, моих предков и их родни умерло в этом доме. Их судьбы были исковерканы войной, потом Революцией и Гражданской войной, арестами и Второй мировой. И не все духи упокоились с миром. Дом был старым, в ночи постоянно что-то шумело и скрипело. Иногда я чувствовал присутствие, когда в комнате никого не было. Но я уже не боялся духов, просто каждый вечер перед сном стучал по дереву и просил их не мешать мне спать, желал им успокоения. Для меня они были совершенно реальны, но я не хотел никому рассказывать о них.

Я прочитал дореволюционную Библию моих предков от корки до корки. Мне было очень интересно читать о притчах и легендах еврейского народа, но моя душа восставала против целого ряда вещей, описанных там. Я не понимал, что такое “грех”, что такое “грехопадение”, персонаж Сатаны для меня противоречил самому факту существования единого Бога. Я не понимал, как Господь может приказать убить сына (сначала, когда Авраам понес Исаака на заклание, а потом, когда распяли Иисуса). Как можно уничтожать целые народы ради неизвестно чего, и называть потом Бога любящим. И уж совсем не принимал того, что мы все должны быть потомками Каина, братоубийцы. В Библии ничего не говорилось про единение природы и человека, а моя душа именно это считала истиной. Я думал, что возможно, в Библии есть какой-то скрытый смысл, но чтение религиозной литературы меня разочаровало – было очевидно, что Отцы Церкви воспринимали все написанное в Библии совершенно буквально и требовали от меня верить им. Я не мог переступить через себя и поверить в это. Нагорная проповедь и разные притчи Иисуса я считал верными и достойными всякого почтения и соблюдения. Песнь Песней Соломона находила живой отклик в моей душе.

Одновременно с чтением Библии я открыл для себя мифы Древней Греции и Древнего Рима, а также зачитывался сказками из «Тысячи и Одной Ночи». Эти книги поразили меня, потому что там описывалось древнее мифологическое мышление и совершенно другой подход к осмыслению жизни. Этот подход и легенды Востока и Античного Запада казались мне гораздо более живыми и правдивыми, более понятными, чем истории из Библии. Примерно в то же время я нашел и прочитал книгу академика Рыбакова о Язычестве древних славян, и посмотрел фильм Русь Изначальная. Тот факт, что наши предки тоже обладали кладезью древней мудрости и своим особым мифологическим мышлением, поразил меня.

Уже гораздо позже, переехав в Канаду, в возрасте 16-ти лет, я продолжал жадно поглощать знания, пытался лучше узнать западноевропейскую культуру, где собирался прожить всю жизнь, чтобы понять лучше окружающих меня людей. Во многом, поступки и мотивация канадцев казалась мне непостижимой. Поэтому в свободное время я приходил в библиотеку и читал, читал всё, что попадется ко мне в руки, особенно то, что касается культуры и истории народов, заселивших канадские просторы. Так я нашел книги по древней истории греков и римлян, кельтов и германцев в общественной библиотеке города Торонто. В том числе, там говорилось и про религиозные воззрения древних. Именно тогда я понял, что моё детское озарение, все те вещи, которые я в душе своей считал истинными – они имеют собственное название. И это название – язычество – то есть, дохристианские верования наших европейских предков. Самое интересное, что подобные верования были у всех без исключения народов, очень похожие друг на друга, и в то же время, похожие на то, что я узнал у сосны и собаки. Я понял, что я – язычник.

Та самая книга

Та самая книга

Я был уверен, что я – последний язычник на свете. И решил, что буду почитать древних богов и их память, даже если я совершенно один. Пока жив хотя бы один человек на свете, кто почитает их, то и сами Боги будут жить, будут оживлять Природу вокруг нас, помогать нам. И я начал строить небольшие алтари древним богам в парках Торонто, приносить им туда немножко хлеба, чтобы птицы и звери могли скушать его, и таким образом, сама природа получит от меня символ моей благодарности и почтения. Я продолжал читать книги по европейской культуре. Нашел книги по аналитической психологии Карла Юнга. Теперь у моих бессознательных ощущений и детских впечатлений было и научное, психологическое, обоснование. Я понял, что я не одинок, и что в моих личных открытиях есть частица общечеловеческого опыта и знания.

Как-то раз, в марте 1998 года, просматривая полку с книгами в библиотеке, я наткнулся на книгу с изображением Стоунхенджа на обложке, древнего неолитического сооружения и религиозного центра в Южной Англии. Я подумал, что это – книга про Стоунхендж, про который я уже читал и безусловно, хотел почитать ещё что-нибудь. Оказалось, передо мной была книга Вивиан Кроули «Викка – Древняя Религия в Новом Веке», 1989 года издания. Мне стало жарко, волнение охватило меня настолько, что я отложил книгу. Потом, открыл ее и увидел только оглавление – Бог, Богиня, Полярность и тому подобное. Полистал. Снова закрыл. Оказалось, что книга рассказывает о современной природной языческой религии – Викке – корнями уходящей в древнее английское язычество, но в современном виде оформленной Джеральдом Гарднером, британским джентльменом, в 1939 году.

Библиотека Торонто

Библиотека Торонто

Оказалось, что я вовсе не последний язычник на свете, что их много. Я листал книгу. В конце книги приводились адреса язычников и языческих и викканских организаций по всему свету, в том числе Wiccan Church of Canada (Викканская Церковь Канады – ВЦК) прямо у нас, в Торонто, по адресу 109 Вон Роуд, а ведь это всего в двух кварталах от библиотеки, где я тогда находился! Эта мысль шокировала меня! Она была сродни чувствам, охватившим Робинзона, при виде следа от ног Пятницы на песке своего необитаемого острова. Я был не одинок! Эта мысль вселяла восторг и ужас одновременно. Я оставил книгу и ушел в смятении, но не мог просто так забыть о ней, очень скоро вернулся и перечитал её от корки до корки. Каждое слово в книге отзывалось щемящим чувством узнавания, я чувствовал всем сердцем, что только сейчас нашёл дорогу домой, дорогу к себе, нашёл то, что искал с той поры, как сосна и собака говорили со мной. Очень важным было и то, что Вивиан, автор книги, была практикующим аналитическим психологом Юнгианской школы, и многие концепции современного язычества она рассматривала именно с позиции Юнгианского анализа, который был мне уже знаком к тому времени. Я понимал язык книги, которая, я в этом убежден, попалась мне не просто так в тот судьбоносный вечер.

Парк Серены Ганди

Парк Серены Ганди

Я еще долго собирался с силами, набирался мужества, а потом, позвонил по указанному телефону Викканской Церкви Канады (пускай слово “церковь” не смущает читателя, в Северной Америке так принято называть любые религиозные организации, пользующиеся привилегией не платить налоги на прибыль). У меня состоялся забавный разговор с мужчиной на другом конце провода – я даже не спросил его имени. Говорю: “Это вы? То есть, вы есть, вы существуете? Язычники, ведьмы?”. Я очень волновался, а он просто засмеялся и сказал, чтобы я приходил к ним на ритуал в воскресенье, если мне интересно, и повесил трубку.

Я пришел в следующее воскресенье в парк Серены Ганди, где каждое воскресенье по вечерам ВЦК собирала людей на открытые ритуалы. Была середина апреля, очень тепло, и уже даже выросла повсюду трава, и кое-где на деревьях завязались первые листочки. Это был первый ритуал ВЦК в парке после зимы. Как сейчас помню, это был ритуал посадки семян, очень символично. Меня познакомили с основателями ВЦК – Ричардом и Тамаррой Джеймс. Они произвели на меня положительное впечатление, умудренная годами пара, им тогда было чуть за пятьдесят. Тамарра встретила меня очень тепло и гостеприимно, рассказала о своих русских и цыганских корнях и пригласила на вечерние открытые классы по Викке и язычеству по вторникам. Всего на ритуал пришли более 150 человек, поэтому для самого первого ритуала в моей жизни, я получил самые удивительные впечатления, которые до сих пор бережно храню в своем сердце.

Ричард Джеймс - основатель ВЦК

Ричард Джеймс – основатель ВЦК

После этого я стал ходить на открытые для всех ритуалы в парке и иногда посещать вечерние классы, на которых рассказывали про язычество и викку. Довольно быстро я понял, что впечатление от классов и ритуалов сильно зависит от личности жречества, руководящего мероприятием. Не все жрецы ВЦК и участники ритуалов и классов заслуживали доверия, далеко не все казались адекватными, хотя среди них были и очень хорошие люди. Мне не нравилась общая атмосфера нервозности, пронизывающая встречи, и, положа руку на сердце, я отдавал себе отчет, что моя душа совершенно точно не желает повторять путь этих людей, я не хотел быть похожими на них. Тем не менее, открытые ритуалы и классы ВЦК стали для меня отправной точкой на пути познания, как и для многих других язычников в Онтарио.

Я продолжал много читать, начал собственную одиночную ритуальную практику, основываясь на ритуалах и материалах ВЦК. Встречался с другими ребятами и девчонками на Саббаты, мы пытались устраивать собственные ритуалы. Но моя душа тянулась к другому, я интуитивно понимал, что Викка – это что-то большее, чем просто ритуалы на бумаге, я был убежден, что под простотой кроются древние таинства, что традиция гораздо глубже, чем кажется. И всё больше убеждался, что хочу испытать посвящение в первоисточник – Гарднерианскую, либо Александрийскую традицию Викки, именно про эти традиции писала Вивиан Кроули, про них много писала и Марго Адлер, ставшей вторым по значимости авторитетом для меня после Вивиан.

Тамарра Джеймс - основательница ВЦК

Тамарра Джеймс – основательница ВЦК

ВЦК следовало собственной традиции, основанной Ричардом и Тамаррой в 1979 году. Они назвали свою традицию Одиссеанской, по имени древнего героя Одиссея, потому что важнейшей частью своей традиции они считали путешествие, поиск, который каждый из нас совершает на своем пути развития. Одиссеанская традиция считала самой важной частью развития общественное служение жречества, ритуалы и классы для язычников, которые могут приходить и уходить, когда им вздумается, без привязки к группе или ковену. Одиссеанский путь очень непрост, и я уверен, что для многих он приносит глубокое удовлетворение. Однако, подобная судьба не привлекала меня. Я понимал, что мой дом не здесь. Оставался главный вопрос – как найти ведьм, которые не хотят, чтобы их беспокоили? Как найти тех, кто клянется не говорить о своей традиции, кому не нужна общественная огласка? Все знали, что они где-то есть, но никто не знал, как их искать.

В конце марта 1999 года я будто бы проснулся от долгого сна и просто спросил на следующем вечернем занятии ВЦК, как мне найти ковен, который принимает учеников либо в Александрийскую, либо в Гарднерианскую традицию. Спросил я это у самого что ни на есть нелюдимого и байкерообразного человека, которого только можно представить, и коего многие избегали. Он хмыкнул и сказал, что, если я ищу ведьм, то тут мне делать нечего, но они иногда ходят на пабмут, и там их и следует искать. Я и раньше знал о Языческих пабмутах в Торонто, их организовывала Кэрен Дэйлз с 1994 года в Даунтауне Торонто, однако у меня было два недостатка, мешавшие мне спокойно посетить это мероприятие – я был беден, и денег на паб у меня не было, но самое главное – мне ещё не было 19-ти лет, и по канадским законам меня, в принципе, не должны были пускать пока в паб. Я решил, что меня не остановят подобные мелочи и, проверив дату следующего пабмута в Интернете в моей любимой библиотеке, я пустился в путь, думая: “Была-не была”.

witchvox.com

witchvox.com

Как я и предполагал, меня попросили показать документы и покачали головой, но я сделал неопределенный знак руками, что мол, “просто посижу с краешку чуть-чуть” и спросил первую попавшуюся женщину рядом, как найти ковен ведьм. Она выглядела достаточно “в теме”, чтобы этот вопрос не казался ей шокирующим. Она мне объяснила, что сама не уверена, но слышала, что был один гарднерианский, кажется, ковен, и один александрийский, которые принимали учеников, но она не знает деталей, лучше посмотреть на Witches Voice – Голосе Ведьм. Раньше, говорила она, люди вешали бумажные объявления прямо здесь, на доске объявлений паба, но теперь, когда у многих дома Интернет, люди просто пишут объявление на портале Голос Ведьм в разделе своего города. Это очень удобно. Чуть позже я понял, что она, как раз, всё прекрасно знала, но не хотела связываться, проще направить парня на портал, пускай делает всё сам.

Я зашел на Голос Ведьм и нашел два объявления в городе Торонто по Гарднерианской и Александрийской традиции. Написал обеим жрицам. Одна из них ответила и задала несколько уточняющих вопросов. Её звали Психея, и она стала моей первой наставницей в Александрийской традиции, в апреле 1999 года. Я познакомился с её мужем и, по совместительству, жрецом ковена, Бакхусом, а также его ученицей, Арианой. Через Бакхуса и Психею я познакомился со всеми другими Александрийцами Южного Онтарио. В июне 1999 года я поехал на мой самый первый языческий фестиваль – Wic-Can Fest в Центральном Онтарио. Четыре дня непрерывных ритуалов, мастер-классов, ночных танцев вокруг костра, барабанного боя до шести утра, песен и концертов. Впечатлений хватило бы на целую жизнь. Ночное дежурство с тяжелыми фонарями вместо дубинок, чтобы отпугивать местных фермеров, съезжавшихся со всей округи поглазеть “на голых ведьм”. Ночные купания при луне. Знакомство с Айзеком Бонневицем (в нашей стране его часто именуют Исааком Боневицем – прим. Paganka), основателем АДФ, Ианом Корриганом, его правой рукой, Деборой Липп, Сьюзан Уидд, Кенни Клайном и многими другими.

Айзек Бонневиц

Айзек Бонневиц, основатель АДФ

На фестивале я хорошо подружился с одной из подружек Психеи, Марией К., канадкой литовского происхождения, занимавшейся Ромувой (литовское неоязычество) и ОБОДом (орден неодруидизма) одновременно. В самый последний день фестиваля Мария привела за руку рыжеволосую женщину с зелеными глазами, показала на меня и сказала: “Джунипер, это Гвиддон, он из России, а тебе нравится Россия, поэтому вот – общайтесь”. И Мария ушла. Мы с Джунипер познакомились, выяснилось, что она очень хорошо знала Бакхуса и Психею, и была александрийской жрицей. Ей действительно нравилась Россия. В Канаде она работала на Министерство Обороны, преподавала английский язык офицерам разных стран, желавшим участвовать в совместных учениях, программах НАТО, программе “Партнерство Во Имя Мира”, миротворческих организаций. Основное правило – офицер должен сносно владеть общим для всех языком, то есть, английским, чтобы понять, куда надо стрелять, а куда не надо. Для этого офицеров необходимо обучить языку, и Канада предоставляла такую возможность в рамках своего вклада в НАТО.

Среди таких офицеров всегда были и русские, не менее 10-ти человек в семестр. Джунипер нравилась русская культура настолько, что она учила русский язык и, на момент нашего знакомства, встречалась со своим бывшим учеником, полковником русской армии. Это интересное знакомство получило неожиданное развитие, когда через три месяца Джунипер попросила присоединиться к группе Бакхуса и Психеи, мы начали видеться на Саббатах. В марте 2000 года Бакхус очень серьезно заболел, и был госпитализирован, поэтому всё обучение и подготовка к моему посвящению были прекращены. Мы с Джунипер начали встречаться, стали парой. Психея проводила всё свое время в больнице, так как Бакхус месяцами был на волоске от смерти. В июне Психея попросила Джунипер взять на себя обязанности по моему обучению. А в августе 2000 года, в связи со сложными личными обстоятельствами, Джунипер и я приняли решение образовать собственную рабочую жреческую пару. Я был посвящен в декабре 2000 года, и в апреле 2001 года Джунипер и я официально вступили в жречество собственного александрийского ковена, под патронажем пары мудрых и опытнейших жрецов нашей линии Александрийской традиции.

Мы посвятили немало хороших людей, первыми основали островок Александрийской традиции в Британской Колумбии. Это было удивительное время, я посвящал и обучал людей в два раза старше себя, намного мудрее и опытнее. Не скажу, что я считал ситуацию идеальной, но с другой точки зрения, я был в том месте и в то время, когда это было нужно ученикам, и не мне решать, что лучше или хуже. Боги лучше, чем мы, знают, когда и как их дети возвращаются домой, я просто рад и благодарен судьбе за все испытания и за весь опыт, который мне довелось получить. Я счастлив, что все вышло именно так.

Когда мы купили дом недалеко от берега озера Гурон, мы осознали, что с языческой точки зрения вокруг нас была пустыня. От Торонто нас отделяли добрые три часа пути. В наших лесах одни белки и еноты, а дальше на север, через сто километров, начиналась необжитая человеком тайга. До пабмута в Торонто слишком далеко. Это означало одно – нам предстояло создать собственный пабмут. Джунипер, к тому времени, уже два года общалась с разными людьми по Интернету, из местных язычников, которые были готовы годами сидеть за компьютерами, но никто не отваживался встретиться “вживую”. Осенью 2000 года мы решились организовать первый пабмут. Пришел всего один человек, и мы были втроем! Это был забавный вечер. Но через месяц пришло уже два человека, потом три, потом нам пришлось выбирать кафе попросторнее. Через год у нас был уже постоянный костяк из 15-20 человек, собиравшийся постоянно в ресторане города Бэрри, с приват-залом и собственными официантами. А еще через месяц мы ухитрились передать бразды правления пабмутом другому уважаемому члену общины, чему были безмерно счастливы!

В 2002 году мы с Джунипер основали местную общественную языческую организацию SiMuCOR – Симукор (расшифровывалась как Simcoe-Muskoka Coalition of Old Religions – Коалиция Древних Религий графств Симкоу и Маскоки). Она покрывала языческий народ двух графств – Симкоу, в котором жили мы сами, и Маскоку – это уже таёжный край. Площадь этих двух графств превышала 10 тыс кв. км. Симукор помогал людям найти друг друга, помогал в общении, организовывал встречи, пабмуты, общественные ритуалы, помогал с викканингами (аналог крещения или имянаречения – прим. Paganka) и хэндфастингами (свадебная церемония – прим. Paganka), организовывал фестивали. Эта организация существует до сих пор. Одновременно мы не прекращали работу основного ковена, а с января 2002 года также организовали внешний двор под названием «Круг Новой Луны», в том числе, предлагая жречество вне традиции тем, кто не желал связывать себя узами клятвы, но всё равно имел способности и желание проводить ритуалы для общины, так как жречества в округе страшно не хватало.

К лету 2005 года стало очевидным, что нас с Джунипер уже не связывают общие планы на жизнь и общие устремления, и я подал заявление на развод. Одновременно с этим нелёгким личным процессом, я принял решение попробовать годичный контракт на Бермудских островах в Большой Четверке аудиторских фирм. Мне казалось, что год на тропическом острове принесёт мне ценный рабочий опыт и позволит осмыслить дальнейшие шаги на жизненном пути, вдали от сложной эмоциональной ситуации в Онтарио. Развод – это всегда нелегкое дело, тем более, когда вас связывает общий ковен, когда практически все друзья у вас общие. Нам повезло, что детей у нас не было, поэтому психические травмы мы наносили только лишь друг другу. Всю собственность я оставил бывшей жене, дабы не приводить ситуацию к пущему взаимному унижению. Я до сих пор остаюсь почётным элдером старого ковена, и мы с Джунипер сохранили дружеские отношения по сей день. В сентябре 2005 года я покинул Канаду и переехал на Бермудские острова.

Переезд на Бермудские острова. Знакомство с коренными язычниками и «Белый Паппа».

Бермудские острова поманили меня выгодным рабочим контрактом, и к моему стыду, я практически ничего не знал об этой стране до переезда. Архипелаг оказался очень маленьким – всего 20 километров в длину, и в среднем, один километр в ширину. Остров находился посередине океана, и ближайшей “большой землей” был Нью-Йорк, полтора часа на самолете. Многие мои коллеги развлекались, проводя выходные именно там. Бермудские острова стали для меня чем-то сродни монастыря, прекрасным поводом разобраться в собственной душе, вдали от всего, что меня раньше окружало, вдали от друзей. Мое человеческое общение было ограничено коллегами по работе и парой знакомых. Я не слишком стремился к общению. Местных жителей было немного – всего около 60 000 человек на всём острове, почти 90 процентов – потомки чернокожих рабов, и еще 10 процентов – пёстрый коллаж из многих наций, в том числе белые бермудцы – потомки английских колонизаторов, а также португальцы и экспаты всех мастей, приехавших на острова работать.

Танцы Гомби

Танцы Гомби. Кликни картинку – и попадешь на видео.

Я поддерживал контакт по интернету с парой старых друзей из Канады, пару раз общался с местными любителями эзотерики и язычества. Это были совсем молодые чёрные ребята и девчонки, и у нас было мало общего. В основном, все хотели посмотреть на экзотику – экспата-язычника. Я продолжал одиночные практики, справлял Саббаты и Эсбаты сам по себе, по мере сил. Через некоторое время я подружился с местными старожилами, и они рассказали мне о танцах Гомби. Гомби – это особый вид народных танцев Бермудских островов, приехавший вместе с рабами из Западной Африки на остров в 16-м веке. Танцоры делились на несколько кланов, каждый из которых обосновался на определенном уголке острова. Навыки танца передавались в семьях и охранялись от чужаков. Несколько раз в год танцоры гомби сходились на танц-поединки, на которых судьи присуждали победу тому или иному клану. Танцы пользовались успехом у туристов, но мне показалось с самого начала, что танцы гомби – это не просто спортивное мероприятие и не развлекательное коммерческое увеселение. Бермудцы танцевали гомби, в первую очередь, для себя.

Не понимаю, почему они доверились мне, но довольно скоро меня стали приглашать на встречи танцоров и даже разрешали иногда присутствовать на тренировках. Меня называли “Белый Паппа” и подчеркивали, что белым, в принципе, там не место. Паппа – уважительное наименование, так бермудцы обычно называли своих стариков. Думаю, что они ощущали в душе, что я могу их понять, и что мой интерес реален, что я уважаю эту часть народной культуры. Это трудно объяснить, но во время танца складывались очень необычные ощущения, по крайней мере, так мне казалось. Ближайшим аналогом подобных ощущений мне казались ритуалы вуду, которые мне довелось видеть в штате Мичиган в 2002 и 2003 году. Танцоры пробуждали энергию земли, пропускали её через себя, их танец был, безусловно, экстатическим, очень языческим по своему духу.

Чуть позже я общался с местным фотографом и любителем Бермудской старины, который рассказал мне о том, как в 17-м веке на острове устраивали “гонения на ведьм” – считалось, что среди рабов были ведьмы и колдуны, напускающие порчу на скот и своих хозяев, поклонявшихся дьяволу. У них находили странные предметы, по ночам в бараках устраивали “непотребности”. Англичане выписали нового прокурора на остров, и на протяжении нескольких лет прокурор выискивал колдунов. В процессе были казнены многие – исторические хроники говорят о сотнях казнённых рабов. После этого упоминания о ведьмах среди рабов «сошли на нет», зато всё чаще стали говорить о танцорах Гомби. Танцы рабовладельцев не сильно смущали, главное, чтобы плантации окучивали. Не будучи историком, хочу предположить, что после ужасных казней, рабы научились хорошо прятать своё народное колдовство под видом безобидных танцев, и так хорошо спрятали, что их потомки уже не знают, что они делают, но продолжают вызывать силу, танцевать и петь своим духам и древним богам, как и в стародавние времена.

Возвращение на родину и язычество России.

После целого года на острове мне не терпелось снова посмотреть мир, поэтому после окончания контракта я пообщался с друзьями и родственниками в Москве, посетил нашу страну летом 2006-го года, впервые за много лет. Мне здесь настолько понравилось, что я сказал себе: “Да, я могу здесь жить”. Я подписал еще один контракт с международной консалтинговой компанией и переехал в Москву в сентябре 2006 года. У меня не было далеко идущих планов, не было даже мысли о том, что я останусь здесь надолго. Просто хотелось попробовать, хотелось снова быть среди русских людей, помочь нашей стране по мере своих скромных сил и талантов. Я дал себе обещание прожить в Москве не менее года, а там уже будь что будет. Я даже не думал на тот момент о язычестве или викке и почти никого не знал в нашей стране, кроме родственников.

Москва для меня тогда казалась иностранным городом, я казался себе иностранцем на собственной родине, ведь я не знал самых базовых вещей – куда пойти в магазин, как оформлять бесконечные документы, как общаться с нашими чиновниками. Меня поражала яркость, душевность наших людей, а безразличие, несправедливость и жестокость на улицах наполняла меня негодованием. Сочетание шикарной улицы Тверской и ресторана «Пушкин» с бомжами у подъезда дома на Набережной, в котором мне снял квартиру мой работодатель, заставляла думать только об одном: “Москва – город контрастов”. Знакомые называли меня наивным и пытались наставить на путь истинный, говорили, чтобы я перестал улыбаться людям в метро – это может быть истолковано превратно. Объясняли, почему девушки реагируют странно, если я приглашаю их в кафе. Настаивали, чтобы я говорил чище, боролся с акцентом, потому что он звучит странно, и меня трудно принимать всерьез.

Со временем я всему научился, научился делать бесстрастное лицо в метро, перебегать дорогу на красный свет, отпихивать из очереди тех, кто лезет вперед, моя речь стала неотличимой от московской. Я все больше вживался в этот город, и мне было радостно обрастать знакомыми и друзьями, видеться с родными и поддерживать их. В это время я снова почувствовал себя иммигрантом, вживающимся в жизнь новой страны. Довольно скоро работа начала отнимать у меня все время и долго не отпускала, недели складывались в месяцы, а те в годы. В то же время, я продолжал общаться со своими друзьями в Канаде по интернету, время от времени снова выходил на моих старых знакомых канадских виккан. Я уже привык тогда к одиночной практике, и мне не приходило в голову искать единомышленников здесь, в России.

Через некоторое время, возможно в начале 2008-го года, обо мне зашел разговор на старом викканском форуме Amber&Jet (Янтарь и Джет, существует с 1998 года). Я, конечно же, отписался, рассказав, что у меня все в порядке, и я живу в Москве, но не знаю здесь других язычников, и в принципе, с удовольствием бы пообщался с другими европейскими язычниками и викканами. Мне написала моя старая знакомая Ньюхен, которую я часто навещал в Оттаве, и сказала, что раз я хочу общаться с европейцами, то лучше всего обратиться в Международную Языческую Федерацию (Pagan Federation International). Она дала мне адрес почты Морганы, международного координатора PFI, порекомендовав связаться с ней лично, потому что они хорошо знают друг друга.

Моргана и Мерлин, Нидерланды, 1978 год. Фото с сайта silvercircle.ru

Моргана и Мерлин, Нидерланды, 1978 год. Фото с сайта silvercircle.ru

Я написал Моргане. Оказалось, что у нас много общих знакомых, и что мы даже переписывались некоторое время по совершенно другим вопросам с её мужем, Мерлином, в 2001 и 2002 годах. Возвращаясь обратно к 2000 году, именно тогда я встретил Дэвида С., хорошего друга Морганы и, по совместительству, главу канадского отделения Языческой Федерации. Мы дружим с Дэвидом до сих пор. О Языческой Федерации (Pagan Federation) я слышал давно, но не знал, что теперь существует и международная организация. В прошлом Федерации всегда ограничивались только англоязычными странами. Можно представить моё удивление такому неожиданному повороту событий.

Моргана познакомила меня также с Иггельдом, со-основателем Круга Языческих Традиций, известным автором и жрецом, живущем в Москве. Общаясь с Иггельдом и Морганой, я понял, что российских язычников много, есть и крупные организации. Современное язычество развивалось в России более-менее обособлено от международного опыта. Некоторые группы и организации в России желают более близких контактов с зарубежными коллегами. Желают совместной работы над проектами, в том числе и по защите от дискриминации, вопросам экологии и приумножения копилки языческих знаний, обмена опытом. Европейским язычникам тоже интересно наладить общение с русскими, о которых они знают очень мало. Им также интересно понять, как развивалось язычество в России – это особенно интересно прочим братьям-славянам – чехам, полякам, сербам, хорватам.

Однако, чаще всего, людей останавливал языковой барьер. Международный язык общения – английский, но вплоть до моего знакомства с Морганой, МЯФ не имела контактов с человеком, способным на свободное общение на английском и русского никто из членов Федерации не знал. Я предложил свою помощь с организацией сайта МЯФ на русском языке, переводил ряд основных текстов сайта на русский. Мне было жаль упускать шанс помочь людям общаться, тем более, что было ясно, что Иггельд и Моргана – не единственные, кто желает этого. К тому времени, а мы говорим про осень 2008-го года, я также нашел несколько форумов на русском языке, на котором общались ребята, изучающие викканские книги и пытающиеся самостоятельно практиковать из переведенных материалов. Некоторые занимались собственными переводами викканских материалов с английского. Я подумал, что было бы хорошо помочь этим людям, и что МЯФ будет неплохой площадкой, способной помочь таким разным людям, как Иггельд, Моргана, русским викканам, и кто знает еще кому.

Создание российского отделения Pagan Federation International

Эмблема Pagan Federation International

Эмблема Pagan Federation International

Я видел на международном форуме PFI представителей самых экзотичных стран и думал, чем же русские хуже? Почему в России нет своего отделения? Я спросил у Морганы, и она сказала, что если я захочу создать отделение, то она меня поддержит. Что каждое национальное отделение само определяет, чем оно хочет заниматься, каких-либо обязательных пунктов программы нет. Команда сама организовывает и финансирует любые мероприятия, совпадающие с тремя принципами МЯФ и мандатом организации, руководствуясь в первую очередь тем, что интересно самим членам команды МЯФ, а также нуждами конкретной страны. Мандат очень прост и состоит из трех основных пунктов:

Социальный (общение язычников разных традиций и разных стран, помощь с поисками друзей и языческих групп).

Просветительский (обмен материалами о язычестве, предоставление справедливой информации о язычестве, борьба со стереотипами в обществе о язычниках).

Правозащитный (помощь при нарушении прав людей и животных, экологии, дискриминации).

У меня не было далеко идущих планов, не было желания руководить чем-либо. В своей основной работе я получаю предостаточно возможностей поруководить, и поверьте, это очень утомляет. Я уже имел опыт организации язычников в Онтарио и прекрасно представлял, насколько это непростой, неоплачиваемый (скорее наоборот, недешевое хобби) и, скажем честно, неблагодарный труд, что каждый норовит кинуть камень в спину, только попробуй сделать хоть что-нибудь. По своему характеру я – интроверт, и не очень люблю встречи и массовые мероприятия, мне сложно знакомиться с новыми людьми, я предпочитаю маленькие компании старых друзей. К сожалению (или к счастью) Вселенная постоянно подталкивала меня к совершенно другим ролям, подталкивала к общественной работе и ответственности.

Мне было сложнее представить в то время, что люди будут фантазировать обо мне, как чуть ли не об иностранном агенте, и воображать себе невесть что. Не ожидал, так как мне бы в голову не пришло подумать так о другом человеке. Я видел настоящих агентов, шпионов разных стран на военной базе Борден (кстати, таких людей несложно раскусить, что бы там ни писал Виктор Суворов), и поэтому мне всегда были смешны подобные фантазии на тему моей скромной персоны. Наверное, людей всегда будет манить романтика, всегда милей будут искусственные сооружения собственных комплексов и страхов, чем скучная реальность обыденности. Если вдруг вы читали что-нибудь подобное обо мне, то знайте, раз и навсегда, что я не связан ни с одной разведкой или контрразведкой мира, ни российской, ни западной, никакой другой. Я не получаю зарплату, либо иное денежное вознаграждение за языческую деятельность. Мой единственный источник дохода – мой работодатель, самая что ни на есть российская компания, мы кино снимаем. Вы в кино ходите? Значит, вы поддерживаете моего работодателя.

Помимо всего прочего, именно за свои личные деньги, изъятые из бюджета семьи, я летаю на собрания МЯФ, оплачиваю расходные материалы по мероприятиям российского отделения МЯФ, оплачиваю на пабмутах дополнительные чаевые, чтобы ресторану было интереснее бронировать нас каждый месяц… Я также вношу пожертвования на нужды других членов МЯФ (это моя личная инициатива). Ни одного рубля из-за границы я не получал и не собираюсь получать. Основная мантра МЯФ – хочешь мероприятие, уложись в себестоимость. У нас хозрасчет. Заграница нам не поможет. Моя жена всегда смеется – говорит, что на этой моей второй работе у меня вместо зарплаты одни расходы. Так оно и есть. А еще гадкие камни в спину, не без этого. С другой стороны, любая общественная позиция в нашей стране будет сочетать все эти атрибуты, такова жизнь.

Международная Языческая Федерация. Кем она была создана, зачем и кому она нужна?

Международная Языческая Федерация (Pagan Federation International, PFI) была основана в качестве подразделения более старой британской языческой правозащитной общественной НКО под названием Pagan Federation активистом по имени Тони Кемп в 1997 году. История запутанная, однако, в ней не сложно разобраться.

В 1971 году на фоне очередной кампании газетчиков по травле ведьм и прочих современных язычников, ряд британских язычников, в основном виккан, собрались вместе и решили создать общественную правозащитную организацию, которая не только помогла бы попавшим в беду членам языческой общины, защитила их от дискриминации, но и предоставляла справедливую и правдивую информацию о современных язычниках средствам массовой информации, полиции, органам власти и всему остальному обществу.

В дополнении, выяснилось, что многие язычники хотят еще и общаться между собой, учиться друг у друга, искать себе пару. Кто-то хотел языческую свадьбу, другие хотели, чтобы в больницу можно было приглашать языческих жрецов для утешения или перед смертью. Кому-то были важны юридические вопросы отправления языческих обрядов, допустим, в тюрьме или на военной базе. Кому-то еще были важны вопросы сохранения окружающей среды. Оказалось, что местные языческие общины хотели создать полноценное языческое общество. Именно ответом на этот запрос и послужило создание Языческой Федерации (Pagan Federation, PF). В первые несколько лет организация существовала под именем Языческий Фронт, однако, впоследствии было принято решение уйти от слова «Фронт» и, как я писал в своей статье «Международная Языческая Федерация – мифы и реальность» слово «федерация» приняли, потому что:

«…PF, …. выбрали его (новое название – «Федерация» вместо «Фронт»), потому что слово «федерация» начиналось с буквы «F», той же самой, что и старое название Pagan Front. Чтобы логотипы PF не переделывать. Язычники – практичные люди».

В Англии главным организатором PF был Джон С., а также Пруденс Джонс и Дорин Валиентэ, в Шотландии – Джон М. PF была британской организацией, вначале только английской. Чуть позже была организована ЯФ Шотландии, потом ЯФ Ирландии. В 1980-х годах родилась ЯФ Канады. ЯФ Южной Африки и Новой Зеландии образовались позднее. В каждой стране Федерация образовывалась независимо от всех других Федераций, общими у них было только название и «Три Принципа Федерации»:

  • Любовь и Единение с Природой. Почитание жизненной силы и Её нескончаемого цикла жизни и смерти.
  • Жизнеутверждающая этика и моральная составляющая личности человека, предопределяющая, что каждый человек берет ответственность за раскрытие и развитие своей истинной сущности в гармонии с внешним миром и обществом. Подобная этика часто определяется выражением: «Поступай согласно Воле своей, только если не приносишь вред».
  • Осознание Божественности, стоящей выше понятия пола, принимая и мужские и женские аспекты Божественной Силы.

Тем не менее, все организации считали друг друга сестринскими и близкими по духу. Вы можете заметить, что все вышеперечисленные страны – это бывшие колонии Великобритании. ЯФ не была заинтересована в международной работе, каждая Федерация развивалась независимо друг от друга, имела разные формы организации и управления в соответствии с требованиями своей страны.

Насколько я знаю, у основной британской ЯФ форма организации – НКО, с выборными должностями Президента и Секретаря организации, советом директоров и прочими бюрократическими структурами. Каждый регион Англии выделен в отдельный округ, в каждом округе также происходят некие выборы, но я не уверен какие именно.

К началу 1990-х стало понятно, что мир становится все более глобальным. Англичане и американцы начали чаще путешествовать по миру, работать в разных странах, как в Европе, так и на других континентах. Британской ЯФ стало сложно помочь своим членам, живущим в других странах, в том числе таких экзотичных, как Япония или Норвегия. Члены ЯФ знакомились за рубежом с местными язычниками, рассказывали им о ЯФ. Некоторые желали вступить в Федерацию, однако возникали проблемы с регистрацией иностранцев в британской НКО, оплате членских взносов в фунтах и тому подобное.

Поэтому, в 1997 году Тони Кемп, один из активистов британской ЯФ, предложил создать отдельный округ британской ЯФ для всех иностранцев, живущих в странах, не охваченных уже одной из других Федераций на тот момент. Сам он в это время проживал где-то в Европе, за пределами Соединенного Королевства и мог помочь людям с вопросами регистрации в реестре членов и оплатой, помочь доставлять журнал ЯФ – «Языческий Рассвет», а также, по мере сил, помочь выполнять прочие элементы первоначального мандата ЯФ – защита, информирование и общение. Руководство ЯФ согласилось на создание международного округа и поставила Тони в качестве окружного координатора международного округа. С юридической точки зрения, международный округ ничем не отличался в правах от, скажем, Дэвонского округа.

Тони было сложно одному справиться со всеми задачами, и ему вызвалась помогать его старая знакомая, член ЯФ с большим стажем – женщина по имени Моргана Ситхоув, британка, постоянно проживающая в Нидерландах с 1974 года. В 1999 году Тони Кемп подал в отставку с должности координатора международного округа и передал дела Моргане, которая взяла на себя обязанности управления округом. Членство в международном округе постоянно росло, сложности в управлении громоздкой международной организацией возрастали в геометрической прогрессии. Необходимо было учитывать специфику каждой юрисдикции, постоянно добавлялись новые страны.

Через некоторое время выяснилось, что международный округ по численности и объему деятельности скоро превысит саму британскую ЯФ. Высокая бюрократизация ЯФ мешала дальнейшему развитию международного округа, когда любое самое пустяшное решение занимало месяцы. Язычники в других странах не имели роскоши ждать так долго. Были и разговоры среди британцев, не понимавших, почему иностранцы постоянно требуют принимать новые правила, требуют для себя преференций или исключений из общих правил.

Пришел момент в 2005 году, когда Моргана предложила британской ЯФ формально разойтись, с выделением Международной Языческой Федерации (PFI) в отдельную, независимую, но сестринскую организацию от британской Языческой Федерации (PF). В дополнении стороны пришли к соглашению, что Международная Языческая Федерация оставляет за собой одно совещательное кресло в совете директоров британской ЯФ, без права голоса.

В том же 2005 году Моргана лично, вместе с двумя единомышленниками, зарегистрировала в Гааге, Нидерланды, голландский некоммерческий фонд Stichting PFI (по-голландски это означает просто «Фонд ПФИ»). Согласно учредительным документам Фонда, Фонд общим собранием голосов учредителей избирает международного координатора PFI и далее не вмешивается в работу самой организации. Международный координатор выбирает национальных координаторов для отделения МЯФ каждой страны.

Каждый национальный координатор имеет право выбрать ту форму управления национальным отделением, которая лучше подходит в каждой конкретной стране, разделить территорию страны на округи, создать любое количество советов или исполнительных должностей. Однако, отстранить национального координатора может только международный координатор. Отстранить Международного координатора может только совет учредителей Фонда ПФИ.

В 2005 году Международным координатором Фонда была избрана Моргана Ситхоув, она остается на этом посту и по сей день. Выборы в МЯФ не проводятся. В 2014 году немецкое отделение МЯФ зарегистрировалось в качестве немецкой НКО, однако, я не знаю подробностей их учредительных документов, поэтому не могу сказать, изменилась ли структура управления отделением. Фактически ничего не поменялось, у отделения остались те же национальные координаторы.

Я стал национальным координатором российского отделения ПФИ, потому что оказался единственным человеком на тот момент (конец 2008 года), которому Моргана могла полностью довериться, который одинаково свободно говорит и пишет на русском и английском языках, имеет достаточно собственных средств и необходимые разрешения (визы) для визитов в другие страны, имеет опыт управления людьми и организациями, опыт юридического и финансового сопровождения функционирования организаций. И самое главное – у меня было искреннее желание и силы помочь язычникам разных стран общаться, наладить связи между Западной Европой и Россией.

Что представляет из себя Российское Отделение?

Российское отделение МЯФ не оформлено юридически на данный момент, и никогда не регистрировалось в российских органах власти. Мы не видим в этом дополнительной пользы, особенно в текущей политической ситуации, а вот расходы на регистрацию и документацию будут немалые, и эти расходы неоткуда покрывать. Собственных финансов у российского отделения нет, мы не получаем деньги из-за границы и не взымаем членские взносы с членов российского отделения в виду отсутствия регистрации в налоговых органах. Все мероприятия российского отделения производятся по методу хозрасчета – делим стоимость мероприятия между всеми присутствующими, либо платим каждый сам за себя.

В других европейских странах взносы составляют 13 евро с человека в год. Часть денег идет на покрытие почтовых расходов, так как стоимость доставки почты растет быстрее цены журнала Языческий Рассвет каждый год, который многие европейцы все еще заказывают в Англии. Плюс, в случае провала того или иного мероприятия (к примеру, организатор-член ПФИ внес депозит за конференц-зал, но проданных билетов не хватило, чтобы погасить депозит) Моргана может дать денег из общих взносов этому организатору, чтобы компенсировать личные убытки, если вдруг остались средства после почтовых отчислений. За все свои авиаперелеты, еду, мелкую канцелярию, вроде конвертов и визиток Моргана платит сама из своих личных денег. Больше никакой собственности и денежных средств у ПФИ нет. Мы, национальные координаторы, также оплачиваем все свои расходы сами.

Я пробыл на посту национального координатора российского отделения МЯФ с лета 2009 года (дата официального объявления об открытии российского отделения) до, фактически, лета 2010 года, когда жизненные обстоятельства вынудили меня уведомить Моргану о невозможности более исполнять обязанности национального координатора. Некоторое время Моргана де-факто исполняла обязанности национального координатора российского отделения сама. Весной 2011 года Моргана назначила Сигурда (Андрей Соловов – годи общины асатру Скидбландир в Москве) национальным координатором российского отделения. В 2011 году он организовал конференцию в Москве (круглый стол) с участием представителей разных языческих традиций. Сигурд подал идею организации Союза Виккан России (СВР) – первой национальной викканской организации России. Сигурд вместе с еще одним активистом, Дмитрием Н., запустили группу МЯФ ВКонтакте.

Летом 2012 года я смог вернуться к общественной деятельности и возобновил свое членство в МЯФ, теперь в качестве простого члена российского отделения. Мы с Сигурдом встретились и наметили возможности сотрудничества. Я предложил идею пабмута – ежемесячных встреч язычников всех традиций в пабе. Московский языческий пабмут скоро отметит вторую годовщину (на момент написания статьи – прим. Paganka), первая встреча состоялась в октябре 2012 года. Скоро планируется создание пабмутов и в других городах России.

В ноябре 2012 года Моргана предложила нам с Сигурдом поделить обязанности национального координатора российского отделения МЯФ между собой, так как и Сигурд и я были очень занятыми людьми, каждому было бы непросто совмещать административную нагрузку и международные конференц-звонки с требованиями карьеры и прочих занятий на тот момент, а вдвоем ноша легче. Я взял на себя ряд обязанностей национального координатора отделения, и мы официально являемся совместными национальными координаторами российского отделения по сей день (на момент написания статьи – прим. Paganka). Это нормальная практика в МЯФ.

Я веду международные связи и отчетность перед Международным координатором, связи со славянскими и викканскими общинами, правозащитные мероприятия, веду администрацию сайта МЯФ, веду пабмуты, координирую наполняемость группы МЯФ вконтакте, веду регистрацию членов отделения.

Что такое “Викка”? Откуда она появилась в России? Твое отношение к становлению Викки в нашей стране.

Фиалкора Микитенко. Фото 2010 год. Со страницы вКонтакте.

Фиалкора Микитенко. Фото 2010 год. Со страницы вКонтакте.

Происхождением Викки в России пока серьёзно никто не занимался, и в истории становления этой языческой религии в нашей стране много белых пятен. Я могу лишь рассказать о том, что я видел или слышал сам. Я начал поиск единомышленников в России во второй половине 2008 года. В это время существовали несколько викканских форумов в Интернете, и только-только начали набирать силу первые группы о Викке Вконтакте.

Самой распространенной формой викканских материалов на тот момент служили личные страницы (сайты) в интернете ряда активных русскоязычных виккан, размещавших там переведенные статьи из Интернета, перепечатывавших страницы из полюбившихся книг американских авторов, либо какие-то собственные рецепты и соображения о Викке. Среди самых значимых подобных проектов могу назвать сайт Аннель из Энгельса (под Саратовом) wiccancity и ресурс Фиалкоры из Киева wicca.ru, были и другие, но они не задержались в памяти, либо просто копировали содержимое этих двух ресурсов. Был еще и сайт Эчисеры.

Мне очень нравился уникальный проект «Голос Ведьм», в котором размещались переводные статьи из огромного американского портала Witches Voice. Этим проектом занимались Аннель, Риола, Лилит Ля Фей, Лео и другие авторы. Были и несколько оригинальных авторских статей, в том числе и статья Риолы о Викке в России (насколько я понимаю эту статью теперь можно почитать только здесь, потому как изначальные ссылки, что я два года назад ставил в этом абзаце, не работают – прим. Paganka), которая может помочь вам получить представление о том, как всё начиналось, и как автор оценивала состояние российской Викки в 2007 году.

Лео Гринвуд. Фото с deviantart

Лео Гринвуд. Фото с deviantart

Я участвовал больше всего в форуме «Зачарованный Лес», организованный молодым человеком по имени Лео. Из общения с людьми я почерпнул, что многие виккане на тот момент были очень молодыми людьми – студентами ВУЗов, раскиданных по многим городам, селам и весям нашей огромной страны. Многие имели хотя бы базовое понимание письменного английского «со словарем». С Виккой они знакомились, прочитав о ней в Интернете, либо из небольшого количества переведённых и изданных в России книг о Викке. Все справляли ритуалы дома в одиночку, пытались практиковать самостоятельно, читая книги и Интернет.

Самой большой проблемой для людей 2008-2009-х годов было выйти за пределы виртуального пространства и встретиться, как тогда называли, «в реале». Попытки такие предпринимались неоднократно, но стабильных регулярных встреч достичь удавалось нечасто, в основном из-за необязательности людей. Теоретически, очень многие были готовы встретиться, постоянно писали об этом на форумах, но по факту, почти все отказывались в последний момент. Риола организовывала встречи в Москве, еще одна девушка в Твери и одна в Подмосковье. Судя по сообщениям на форуме, каждый организатор провел несколько встреч и отказался от дальнейшей организации ввиду малого посещения и постоянного отказа людей в последнюю минуту. У всех находились очень важные и срочные дела.

Неоднократно раздавались голоса о создании ковенов в том или ином городе. Люди мечтали встречаться, делиться материалами и учиться Викке друг у друга, экспериментировать вместе. В реальности я знаю, по крайней мере, одну такую группу, пытавшуюся регулярно собираться в 2009, но вскоре распавшуюся. Возможно, были и другие попытки.

Я тоже постоянно встречался с людьми в 2008 и 2009 году, однако, все встречи были один-на-один, скорее дружеского характера. Виккане были не готовы «развиртуалиться» на тот момент. Воззвания на форумах о московских встречах, хотя бы в кафе, оставались на уровне «Да-да, конечно», но прямо перед выходом сменялись на «Ой, вот сегодня, к сожалению, не могу, очень занят». Виккане не понимали разницу между традиционной Виккой, Александрийской и Гарднерианской традициями, и материалом, которые они получали из американских книг, рассчитанных на массовое потребление.

Я также был не готов на тот момент открывать какие-либо курсы, хотел вначале узнать людей поближе, ведь в Интернете невозможно получить представление о человеке. У меня не было чёткого представления о том, в каком формате действовать – ведь мои канадские александрийские старейшины жили очень далеко, болели, и держать постоянную связь с ними было сложно. В том числе и потому, что ввиду их престарелого возраста, им было сложно пользоваться Интернетом, да и большого желания на то у них не было. Старейшины очень важны в Ремесле, поэтому, я убежден, что без их помощи и поддержки невозможно предоставить людям полный опыт традиции. На тот момент я был не готов учить кого-либо, да и не могу сказать, чтобы люди горели желанием узнать, что же такое “традиционная Викка”. Время пока не пришло.

В августе 2009 года Москву посетила Моргана Ситхоув, основательница крупнейшей ассоциации гарднериан в континентальной Европе «Серебряный Круг» Silver Circle, с небольшим частным визитом в рамках открытия российского отделения МЯФ. Это было её первым путешествием в Россию. К моему превеликому сожалению, несмотря на многократные призывы и оповещения виккан по всем каналам связи за месяцы до её прибытия, никто – еще раз повторю – НИКТО – из виккан не смог встретиться с ней за ту неделю, что она провела в Москве. На дворе стояла самая отпускная пора, даже те немногие виккане, с которым я общался в Москве лично, не смогли вырваться с дач и отпусков. Это показывает, насколько виртуальным было тогдашнее викканское сообщество в России. Люди были готовы часами сидеть за компьютером и спорить друг с другом на форумах, но приехать и встретиться лично было уж слишком сложно.

Жаль, ведь общение с Морганой было бы уникальной возможностью для людей встретиться и поговорить с человеком, практикующим Викку с 1979 года, лично знакомой с очень многими пионерами викканского движения в Англии и Америке, чья линия посвящения восходит к Элеаноре Боун, Верховной Жрице Джеральда Гарднера. Моргана – одна из немногих жриц поколения 1970-х, которые до сих пор активно помогают новичкам найти свой путь в Викке, почти все, с кем она тогда начинала, уже ушли на покой, на пенсию. Тем не менее, есть прекрасная поговорка в Америке – ты можешь привести лошадь на водопой, но заставить ее пить никогда не сможешь. Так и здесь, каждый выбирает свой путь, наша задача – предоставить возможность выбора.

Вместо этого мы с Морганой встречались в Москве с представителями славянской традиции, наладили дружественные связи со многими язычниками и заложили фундамент дружбы и сотрудничества разных языческих традиций в России в рамках МЯФ. Визит Морганы послужил отправной точкой в развитии российского отделения МЯФ, но на развитие викки в России не повлиял нисколько.

Полина Лопухина. Фото со страницы вКонтакте

Полина Лопухина. Фото со страницы вКонтакте

В середине-начале 2011 года еще одна молодая викканская активистка, Полина Лопухина (ParNada), начала вести викканский блог, активно участвовать в работе викканских форумов и групп Вконтакте. Она участвовала в общем сходе языческих традиций российского отделения МЯФ, организованного Сигурдом в начале 2011 года. Сигурд предложил идею создания национальной общественной организации виккан, так был рожден Союз Виккан России (СВР). СВР во многом повторял мандат МЯФ, но в рамках викканского пути. Полина и еще одна активистка СВР Эланор, основали форум СВР, а также сайт СВР, на котором все виккане России могли оставить свои контактные данные, по которым их могли бы найти другие виккане.

В создании СВР активно принимали участие виккане из Санкт-Петербурга, по сути – СВР изначально была создана для того, чтобы объединить усилия Московских и Питерских виккан для проведения совместных полезных общественных проектов. Насколько мне известно, СВР не ведет реестр членов, по сути, любой человек может заявить о своей ассоциации с СВР, если согласен с принципами этой организации. Членских взносов не берут.

Общий сбор на фестивале 2012 года

Общий сбор на фестивале 2012 года

СВР также организовала Летний фестиваль на Ламмас 2012 года в Московской области. С тех пор Фестиваль проводится каждый год (в 2014 году впервые проведен не в Подмосковье – заявку выиграла команда из Питера).

Одновременно с созданием СВР (либо незадолго до этого – я не знаю точно), Полина организовала общественно-религиозную группу «Московский Дом Виккан» (МДВ). Имя выбрано не случайно, ведь основной идеей создания МДВ изначально была покупка дома или участка земли вскладчину, и организация викканского общежития и совместных ритуалов и тому подобное. МДВ организовывает ежемесячные встречи виккан в московских кафе, на которые может прийти любой викканин. МДВ также проводит ритуалы Колеса Года, справляет Саббаты. Время от времени проводит лекции и семинары, практические занятия, по викканским темам, открытые публике. Вместе с МЯФ, МДВ участвовало в организации визитов зарубежных Викканских жриц в 2012, 2013 и 2014 годах – к нам приезжали мои друзья Эненна, Равимир и Кот из Польши, а также Радмила из Англии.

Полагается, что решения в МДВ принимаются коллегиально, по консенсусу. Всячески поддерживается личная инициатива и активизм. МДВ поддерживает защиту окружающей среды, собирает средства на приюты для животных, одежду для бедных. Недавно начали проводить ритуалы Полнолуния (эсбаты) по записи. МДВ проводит хэндфастинги (викканские свадьбы) и теоретически готовы к викканингам (представлениям новорожденных Богам) и даже похоронам.

Я смею предположить, что МДВ в целом движется по направлению к созданию собственной самобытной викканской традиции, основанной на духовном видении основных активистов МДВ. Из того, что я видел, в МДВ сильны влияния Стархоук и Реклэйминга, а также традиции Фейри (Фей), хотя мне сложно говорить о чём-либо, так как я не участвую в ритуалах МДВ и не вовлечен в управление этой организации.

Дмитрий Гальцин. Фото с сайта gazeta-licey.ru

Дмитрий Гальцин. Фото с сайта gazeta-licey.ru

В Петербурге с 2009 года существовала группа вконтакте «Виккане Северной Столицы»(ВСС), призванная объединить интересующихся виккой жителей Петербурга и Ленинградской области. Группу вконтакте открыла Анна Ш. Я очень мало знаю об истории викки в Питере. Знаю лишь, что у Дмитрия Гальцина был свой эклектичный ковен достаточно давно. В мае 2010 года он открыл сайт «Ver sacrum», в котором выкладывал интересные материалы время от времени. Сайт существует до сих пор. К 2010 году члены группы ВСС уже начали встречаться и отмечать вместе Саббаты. Дмитрий является одним из руководителей и духовных вдохновителей ВСС. Неа, также, играет важную роль, как и Дарья В., Александр А. и уверен, что многие другие. Я не знаю, какой практики придерживается ВСС, но Дмитрий раннее сообщал на своем сайте, что практикует смесь материала Золотой Зари и эклектичной Викки из книг.

В 2012 году ВСС была реорганизована в постоянную общественно-религиозную группу, регулярно справляющую Саббаты и Эсбаты, проводящую встречи и мероприятия. С 2012 года Питер, также, посещают зарубежные Викканские жрицы – Эненна и Радмила. Я встретил Дмитрия Гальцина в первый раз в октябре 2012 года, на самом первом Московском Языческом Пабмуте. Летом 2014 года я снова посетил Петербург и познакомился с еще одной активисткой ВСС – Дарьей В. Общался по переписке с Неа, которая оставила положительные впечатления. Я мало знаком с ВСС, но эти ребята мне очень нравятся.

Существует ковен в Екатеринбурге, однако я не знаю, когда он был организован и кем. ВСС поддерживает с ними связь. В 2011 в Ижевске была зарегистрирована в качестве религиозной группы первая викканская община, однако ее члены не выходят на связь ни с кем из тех, кого я знаю. Возможно, есть и другие группы.

В 2012 году я организовал группу вконтакте «Традиционная Викка», для того, чтобы люди имели возможность задать вопросы жрецам Александрийской и Гарднерианской традиций на русском языке в свободном формате, чтобы не приходилось долго ждать снова их приезда в Россию. В группе участвовали Эненна, Радмила, Равимир, также Моргана (на английском языке) и я сам. Не могу сказать, чтобы группа вызвала большой ажиотаж, вопросов было немного, группа существует по сей день (в закрытом формате – прим. Paganka), но редко кто задает вопросы. Вообще, мне кажется, что формат общения в рамках обсуждений групп вконтакте уходит в прошлое. Люди не проверяют обновления своих групп, почти не реагируют на новости Вконтакте.

В 2013 году я основал русский сайт нашей гарднерианской ассоциации «Серебряного Круга», на котором выкладываю материалы, которые, по моему мнению, отражают дух реальной Викканской традиции. Основная направленность – материалы о Гарднерианской традиции, о Гарднере, о его жрицах и о самом Серебряном Круге. Сайт редко обновляется в настоящее время в виду отсутствия времени, занятым, в первую очередь, одним важным проектом, о котором я пока не могу объявлять. Я вошел в «Серебряный Круг» осенью 2009 года.

(Сейчас всяческие группы, ковены и общины виккан проще всего найти по этой ссылке – прим. Paganka)

Как начиналась Викка в мире. Отношения между викканами, разные традиции Викки и мое отношение к этой традиции.

Для того, чтобы правильно объяснить различие между зарубежной и российской виккой, необходимо углубиться в историю развития этой религии. В 1946-1947 годах Джеральд Гарднер впервые заявляет публично, в эзотерическом книжном магазине-клубе «Атлантис» в Лондоне, что в 1939 году его посвятили в один из последних ковенов ведьм. По словам Гарднера, эти ведьмы являются потомками средневековых ведьм, которых истребляла Инквизиция и светские власти в 15-17 веках. Ведовство, по его мнению, представляет собой остатки языческих верований и магических практик дохристианского населения Англии.

Гарднер начал посвящать своих учеников в 1949 году и до самой своей смерти в 1964 году обучил и посвятил многих жриц, которые продолжили ведовскую традицию. Он писал и издавал книги о Ремесле, участвовал в телепередачах и давал интервью газетам. Сам Гарднер называл открытую им языческую религию Старой Религией, либо Ведовством, либо Ремеслом. Викой (с одной «к») он называл жрецов и жриц Старой Религии. В начале 1960-х годов его жрицы, Дорин Валиентэ, Элеонора Боун, Пэт Кроутэр и Моник Уилсон также участвовали в передачах и давали интервью газетам. Они начали называть свою религию Виккой (с двумя «к»), в дополнении к Ремеслу и реже использовать слово «Ведовство», так как в это время ряд скандальных газетчиков начали приравнивать ведьм к сатанистам, и называть себя ведьмой стало опасно.

В 1963 году Моник Уилсон посвятила в Викку американца Рэймонда Бакленда, который привёз Традицию в Америку. К тому времени многие эзотерики и маги Америки знали о существовании современного ведовства, и к Бакленду выстроилась целая очередь из желающих вступить в культ ведьм, как его тогда еще называли. Постепенно, несмотря на клятвы секретности, информация о структуре ритуала и базовых практиках Викки стала просачиваться в около-языческую общину Новой Англии, а оттуда разошлась по всей Америке.

Виктор Андерсон, основатель ведовской традиции Фери, в конце 1960-х тоже стал называть свою религию Виккой, несмотря на отсутствие линии посвящений к ведьмам Гарднера. Примерно в это же время в Новой Англии стали появляться группы, не связанные вообще с Гарднером, называющие себя Кельтской или Валлийской Виккой, Стрегой или Минойской Виккой – слово “Викка” стало модным современным названием любой ведовской языческой традиции, основанной на народных языческих традициях европейских народов. В 1964 году Алекс Сандерс объявил себя викканином Александрийской традиции Викки, по его словам, переданной ему бабушкой. Элеонора Боун и Моник Уилсон обнаружили, что, на самом деле, Алекс был посвящен в один из ковенов от Пэт Кроутэр.

Недоброжелатели обзывали посвященных Гарднером «гарднерианскими ведьмами», чтобы оскорбить их, но Элеонора и другие жрицы с почетом приняли это имя и стали называть свою традицию, идущую непосредственно от Гарднера, Гарднерианской Виккой. В конце 1960-х годов венгерская иммигрантка Зед Будапешт основала свою традицию женского ведовства и назвала ее Дианической Виккой, хотя к наследию Гарднера не имела никакого отношения. В 1970-х годах, Стархок, посвященная в ведовскую традицию Фери, основала собственную традицию эко-феминистического ведовства под названием «Реклэйминг» и тоже назвала ее Виккой, потому что Фери считали себя Виккой.

В начале 1970-х годов, одновременно с рождением Языческой Федерации в Англии, в Америке родилась общественно-религиозная организация «Языческий Путь», у истока которой стояли, в том числе, и ученики Бакленда. Языческий Путь обучал людей современному ведовству собственного сочинения, и тоже называл эту традицию Виккой. Впоследствии, Языческий Путь породил большое количество прочих викканских традиций, таких как «Блю Стар», Одиссеанская традиция, не связанных с Гарднером.

В 1974 году Рэймонд Бакленд разводится с женой, и его ученики закрывают ему путь в Викку, придумав правило, что только жрица 3-й степени посвящения может чертить магический круг при посвящении, а так как никто из жриц не хотел с ним работать, по сути это означало конец его викканской карьере. Однако Бакленд не смутился, он придумал свою ведовскую систему, назвал ее Сикс-викка и опубликовал книгу, в которой написал, что он раскрыл все секреты гарднерианской Викки (так называемую «Синюю Книгу Бакленда»).

В тех же 1970-х годах Карл Уэшке, основатель издательского дома Ллуэлен, придумал, как можно заработать деньги на современных язычниках, и стал использовать маркетинговые технологии нью-эйджа для того, чтобы заказывать и публиковать книги по популярной версии языческого ведовства, мастерски используя новый термин «Викка», для того, чтобы продавать эти книжки. Теперь любой человек мог, прочитав одну из книг издательства Ллуэлен, выполнять ритуалы из этой книжки и считать себя викканином. Больше не нужно было утруждать себя поисками ковенов или групп, долго учиться, познавать основы традиции. Пуф! – и ты уже викканин, просто прочитав книгу.

В 1988 году вышла книга Скотта Каннингема, обучавшегося Хуне (гавайская неоязыческая традиция) и учившегося Стреге (итальянская ведовская языческая религия) у Рэйвена Гримасси, под названием «Викка: Руководство Для Начинающих». В этой книге Скотт прямо призвал всех к самообучению и самостоятельной одиночной практике, самопосвящению и привел полную систему ритуалов, магии и праздников собственного сочинения. Книга стала бестселлером, и в одночасье в Америке появились тысячи самопосвященных виккан.

Следующий виток развития произошел под влиянием Интернета в середине 1990-х, когда каждый мог написать всё, что угодно на своей страничке и назвать это Виккой. Не надо было писать целую книгу и проходить круги ада в издательстве. Люди читали эти страницы и компоновали собственные практики и ритуалы, основываясь на популярных книгах и Интернете, чаще всего по принципу «все что нравится, беру». Они считают себя викканами.

Гарднерианская и Александрийская викка никуда не делась, наоборот, она переживает свои лучшие времена, однако количество посвященных в эти традиции невелико, ведь для этого необходимо найти ковен, пройти достойный период обучения, а количество ковенов невелико и растет в арифметической прогрессии. А количество виккан, обучающих себя по книжкам и Интернету, растет в геометрической прогрессии, согласно последнему докладу о современных религиях в США.

В Англии до сих пор под Виккой понимают только те традиции, которые восходят к Джеральду Гарднеру. Прочее современное ведовство известно под разными собственными именами. Вместе с тем, в Англии много потомственных ведьм, для которых ассоциация с Джеральдом Гарднером и Виккой скорее оскорбляет, чем радует.

Вместе с тем, ни у кого нет эксклюзивного права на самоназвание «Викка». Я лично стараюсь никогда не выносить суждения и называть человека так, как он или она сами себя называют. Хочешь называться викканином, что же, в этом нет ничего страшного. Другое дело мы понимаем, что под этим названием может скрываться всё, что угодно. Я могу лишь оценить насколько близко или наоборот чуждо мне то, что делает тот или иной человек, а для того, чтобы правильно оценить это, необходимо время и терпение. Гарднер унаследовал и передал живую традицию ведовства, которую мы развиваем и передаем нашим ученикам. Для нас именно эта система удовлетворяет духовные запросы. Другие люди могут практиковать что-то совершенно другое, и, если их это удовлетворяет – это замечательно.

Если не удовлетворяет, если они чувствуют, что Викка – это что-то большее, чем то, что они видят в книгах или Интернете, если чувствуют притяжение древних мистерий – мы всегда рады пообщаться. Люди ощущают этот зов на уровне «чувства в животе», это невозможно объяснить логически. Возвращаясь к российским викканам, в середине 1990-х Ллуэлен договорились о переводе и издании в России ряда самых популярных американских книг о Викке, в том числе «Руководства» Скотта Каннингема, а также работ Рейвена Гримасси, Тимоти Роддерика, Дороти Моррисон, Лори Кэбот, Энн Моуры и многих других. Все эти авторы не имеют никакого отношения к Гарднеру, но они называют себя викканами, потому что понимают под этим словом любой вид современного языческого ведовства, так или иначе, пускай очень косвенно, связанного с одним из исторических европейских народов. Именно из этих книг российские читатели узнали о викке.

Чуть позже, люди начали выходить в Интернет, пытаться переводить статьи оттуда. Безусловно, к этому времени Интернет превратился в мешанину самой странной информации, как правдивой, так и абсолютно вредной. Дмитрий Гальцин очень хорошо описывает то время в своей статье «Объединение виккан: что это значит?» Когда я начал общаться с российскими викканами, у некоторых было стойкое предубеждение против Гарднера и вообще любых посвященных виккан. Знания истории Викки почти отсутствовали. Многие не понимали разницу между традициями. Благодаря ранним переводам совершенно лживых статей, у людей складывалось впечатление, что гарднерианские ведьмы – просто извращенцы, авторитарные фигуры и снобы.

Я всегда старался корректно отвечать на вопросы, развенчивать мифы. Люди не виноваты в предвзятости – они просто не знали, чему можно верить, а чему нет. До сих пор у многих есть комплексы неполноценности, которые иногда компенсируются бравадой. Есть те, кто мечтает о гуру, который всему научит, разжует и в рот положит. Я наблюдал «эффект утёнка» – когда люди абсолютно верят в самую первую прочитанную книгу и отказываются взглянуть шире. Противнее всего, когда несколько человек, страдающие «эффектом утёнка», но прочитавшие разные книги, сходятся вместе и устраивают скандалы на пустом месте, пытаются возвести фантазии разных авторов в догмы. Это совсем не смешно, ведь люди реально верят порой в такую чушь.

Вместе с тем, я ни разу не слышал гневных слов, и никто меня никогда не обижал. Я надеюсь, что сразу дал понять людям, что я не пришел сюда сказать им, что они не правы, а я прав. Я – не гуру, и не собираюсь отвечать за проблемы окружающих, но если моё мнение кому-то интересно, я с удовольствием делюсь им. Я всегда стараюсь привести мнение других опытных виккан, чтобы показать разницу во мнениях, а также сходство мышления. Я всегда стараюсь гасить конфликты на темы “настоящий ты викканин или нет?” Для меня сама постановка вопроса – нонсенс. Это как спрашивать “настоящий ты человек или нет?”

Есть одна прекрасная английская поговорка – «как доказать, вкусный пирог или нет? Только откусив кусочек». Так и здесь – человек счастлив в своей практике, здоров, в жизни у него всё прекрасно – так значит, что это – замечательный и самый верный ДЛЯ ЭТОГО человека путь. Если человек ноет и хандрит, мучается, страдает – рано или поздно надо задать себе вопрос «что я делаю не так?»

Есть много прекрасных и талантливых людей в России, которые стараются по максимуму испытать всю красоту викканского пути, по мере возможности. В последнее время Вконтакте работают группы переводчиков, которые выбирают хорошие статьи на английском и переводят для всех. Переводятся и готовятся к изданию достойные книги. С 2012 года в Россию наведываются опытные жрицы Александрийской и Гарднерианской традиций Викки. Я стараюсь, по мере сил, раскрыть викканам глаза на красоту традиции, которую, порой, не видно в опубликованных изданиях, помочь, если моя помощь требуется, поддержать, где надо.

Я считаю, что со временем в России появятся гарднерианские и александрийские ковены. Эта работа только начинается. Мы можем быть уверены, что со временем, МДВ и ВСС, в той или иной форме, придут к созданию собственных российских викканских традиций. Наверняка будут и другие группы. Вконтакте активно развивается онлайн-группа «Дух Богини», например – свыше 12 800 участников на данный момент. Глядя на энтузиазм и задор активистов, считаю, что пророчество Риолы о вымирании традиции не сбудется. Будет расти количество людей, для которых одиночная практика предпочтительнее, и это тоже нормально.

Если смотреть на Викку глобально, то я считаю, что наша религия – это один из возможных ответов на тотальную де-сакрализацию окружающего мира, преодоление кризиса современной цивилизации, загнавшей себя в просвещенный тупик модернизма и морального банкротства ряда ведущих мировых религий, путем возвращения имманентности Божественного во Вселенную, возвращения Богини. Ведущие мировые религии также пытаются найти выход из кризиса, и Викка – не панацея, однако, виккане и прочие современные язычники могут помочь всем остальным, в первую очередь, добавив в цветную палитру религиозной мысли человечества священность и ценность Природы, важность баланса Мужского и Женского, защиту нашего общего дома – Планеты Земля.

Заключение.

На странице еще осталось место, а, значит, у меня есть возможность (или необходимость) сделать какое-то заключение, послесловие. Хотя, обычно, право делать выводы я оставляю читателям.

Мне на самом деле понравилась биография, я её читал как хорошую книгу, особенно начало, про жизнь в Канаде. Я не зря настаивал на подробном описании внеязыческой жизни, ибо детство, взросление, окружение, работа – это все влияет на наш выбор пути, на наше мировоззрение.

Очевидным для меня будет продолжение про отличия язычества России и Запада, и из этой статьи, и из других заметок, касающихся Запада всегда видно, насколько наша страна обособлена. Насколько у нее «свой» путь. И в плане язычества тоже. Хоть это и не всегда хорошо… хотя, когда как.

Так же очевидным для меня будет продолжение статей о язычниках. Как в формате интервью, так и в формате биографии (а может и еще в каких форматах, мало ли что нам в голову взбредет, верно?). Если у вас есть на примете язычник, о котором вы ничего не знаете, но хотели бы узнать, пишите – разберёмся. Как я писал в начале – нам не понять современного язычества без знакомства с современными язычниками. Это могут быть не только люди публичные, главы общин, жрецы или медиа-воротилы. Нам интересны любые язычники, со своими разными традициями, взглядами, жизнями. Лишь бы они не были против поделиться своей историей с читателями.

Материал составил: Сергей Paganka
XI.2014




НАПИШИТЕ НАМ

Пишите вежливо. За этой стороной экрана сидят тоже живые люди.

Sending

Log in with your credentials

Forgot your details?