Пиры, мифы и истории: как живут исландские эко-язычники

В Исландии переживает новый расцвет неоязыческое религиозное движение, основанное на сочетании древнескандинавских мифов и экологической грамотности. Издание BBC узнало, почему пополняются ряды «Исландской общины асатру».

Корреспондент BBC Гэвин Хайнс побывал в окрестностях Рейкьявика среди представителей неоязыческого религиозного течения, основанного в начале 70-х годов прошлого века, пообщался с его лидером Хильмаром Ерном Хильмарссоном и даже стал свидетелем обряда. Репортаж Хайнса появился на фоне распространяемых в интернете слухов о том, что исландское правительство объявило всякую религию «оружием массового поражения». Новости об этом «историческом» решении оказались уткой. Глядя на то, как процветает неоязыческая община, к которой только за последние 10 лет присоединились более 3 тыс. человек, сложно поверить, что власти Исландии способны начать охоту на ведьм.

«Исландская община асатру» (в оригинале Ásatrú Association of Iceland; асатру — германо-скандинавское неоязыческое движение) сформировалась в 1972 году. В 2009 году в ней числилось 1275 последователей, а в 2018-м — уже 4473. По словам Хильмарссона, община привлекает последователей отсутствием «фиксированных норм веры», поскольку философия движения направлена на «приостановку неверия».

Прихожане собираются, чтобы почитать вслух отрывки из «Саг об исландцах» — канонического труда XIII века, основанного на сказаниях о любви, потерях и подвигах прошлых веков. «Людям в 950-х годах нашей эры особенно нечем было заниматься, так что они собирались у огня и рассказывали друг другу истории. Это был древний Netflix», — так понимает далекую эпоху юный священник Хейкьюр Брагасон.

Его покровитель, Хильмар Хильмарссон, «добрый, харизматичный человек около 60 лет с белой бородой и отмеченными желтизной никотина усами» — известный музыкант. На своем веку он успел посотрудничать со знаменитыми исландцами — Бьорк и Sigur Rós. «Профессии композитора и первосвященника идут рука об руку — в обеих есть поиск гармонии», — рассуждает Хильмарссон.

Читайте также  Интервью с годи Asatruarfelagið Хилмаром Эрн Хилмарссоном (Перевод)

 

Вера асатру базируется на древнескандинавской мифологии и ее главных божествах — Одине, Торе и Локи, — пришедших в Исландию в эпоху викингов. Тогда норвежцы заселили остров в поиске новых пастбищ и привезли с собой на «земли огня и льда» своих идолов. Здесь им поклонялись до 1000 года, пока на смену язычеству не пришло христианство.

В 1972 году группа художников и музыкантов под руководством бывшего владельца овцеводческой фермы Свейнбьерна Бейнтейнссона «перезагрузила» старую языческую веру. На встречах в уютных кафе и ресторанах Рейкьявика группа учредила «Общину асатру», а на следующий год успешно уговорила правительство Исландии признать язычество официальной государственной религией. Согласно легенде, когда министр юстиции и церковных дел Олафур Йоханнессон рассматривал этот вопрос, на Рейкьявик обрушился сильнейший шторм. «Молния ударила в электростанцию и в городе отключился свет, — рассказывает Хильмарссон. — Люди решили, что это Тор явил себя, и министр принял решение в пользу признания язычества». Так родилась «новая вера».

У «Общины асатру» нет официальной доктрины, нет понятий спасения, первородного или абсолютного греха. Люди считаются идеальным результатом духовного творения, их существование сводится к единению с природой. «Эта вера призывает быть честным, толерантным и терпимым. И уважать природу. Это очень важно. Вы должны быть уверены, что живете в гармонии с природой», — говорит Хильмарссон.

Община всегда была связана с силами природы и уважительным отношением к окружающей среде. Нынешний глава неоязычников отмечает, что его предшественник, Бейнтейнссон, интересовался экологическими проблемами до того, как это стало волновать весь мир. Сам Хильмарссон верит, что к асатру люди стали тянуться благодаря повышению осведомленности общества об изменениях климата и утрате биоразнообразия. Он считает пополнение общины новыми последователями «здоровой реакцией».

Читайте также  Nordiska Asa-samfundet, Северное сообщество асов

Политические проблемы общину преимущественно не волнуют, но бывают исключения. Например, люди из асатру поддерживали кампанию за легализацию однополых браков (они законны в Исландии с 2010 года), выступали против строительства плотин, которые, к слову, все равно построили. Неоязычники также отстаивали проект Исландской лесной ассоциации по восстановлению лесных массивов в стране. Ежегодно на территории Исландии высаживают не менее трех миллионов новых деревьев, чтобы сохранить баланс вырубки лесов для производства древесины.

В благодарность верующим лесная ассоциация выделила несколько старых деревьев для сооружения крыши языческого храма — первого за последнюю тысячу лет. Его возводят на окраине Рейкьявика. Деревянное здание частично расположится в скале, а вход в главный зал будет «символизировать путешествие в подземный мир». Строительство храма частично финансировалось из средств налогоплательщиков — так называемого религиозного налога, который распределяется между различными религиозными группами. Отчасти поэтому признание язычества официальной религией было так важно. Хильмарссон надеется, что храм поможет привлечь в общину не только больше исландцев, но и туристов, которые все чаще проявляют интерес к экомифологическим занятиям последователей асатру.

Пока официальная обитель строится, неоязычники проводят чаепития на открытом воздухе, читают лекции о творчестве, этике и экологии в барах и кафе. Но получить ясное представление об исландской религии эти развлекательные мероприятия вряд ли помогут. Для этого нужно побывать на ритуале «жертвоприношения» (blót), который неоязычники проводят шесть раз в году.

«В феврале мы пьем за то, что прошли сквозь зиму», — объясняет Хильмарссон. Декабрьский обряд, по его словам, появился как ответ на события 2008 года, когда в Исландии случился банковский кризис и «нации был нанесен удар». Тогда его провели как социальное мероприятие для поднятия коллективного духа.

Читайте также  Женщина в современном язычестве

Корреспондент BBC побывал на апрельском обряде. Неоязычники собрались на пляже и устроили пир с хот-догами, пивом и сахарной ватой. Хильмарссон, увидев изумление журналиста, рассказал, что в конце января подают более разнообразные блюда. В частности, веганские.

Вряд ли 3 тыс. новых прихожан присоединились к «Общине асатру» за последние 10 лет только ради пиров с хот-догами. Как именно «приостановка неверия» и участие в экологических акциях может привлечь новых последователей? Когда неоязычники объясняют свои мотивы, кажется, что исландцы живут в 3019 году, пока все остальное человечество — в 2019-м. Асатру для ее адептов — религия равноправия и свободы. Аусдис Эльварсдоттир ценит ее за чувство общности и вовлеченности: «Всем здесь рады — вам не нужно беспокоиться, что вы самый странный». Альда Вала говорит, что ее привлекает в вере открытость: «Мы принимаем всех, вне зависимости от пола и расы или вероисповедания. Нет никаких правил. Просто будьте собой».

Юный священник Брагасон уверен, что важнее всего в асатру — установление связи с людьми и природой через истории: «Я склонен считать нашу общину уютным книжным клубом. Потому что все, что мы здесь делаем, по существу, — рассказываем друг другу истории».

Источник: РБК

Автор записи: Sergey Paganka

Администратор сайта paganka.blog Язычник, публицист. Моя основная задача - не учить язычников как правильно молиться и как правильно жить (молитесь хоть по книгам о Гарри Поттере), а описать правдиво - как они это делают.

3
Отправить ответ

1 Comment threads
2 Thread replies
0 Followers
 
Most reacted comment
Hottest comment thread
2 Comment authors
Артём ТюринSergey Paganka Recent comment authors
  Подписаться на уведомления  
Новые сверху Старые сверху Набравшие голоса
Уведомлять о
Артём Тюрин
Админ
Артём Тюрин

Для меня в этой статье есть два важных маркера, которые говорят о ситуации в религией в Исландии. Первый маркер — «приостановка неверия». Второй — фраза «все, что мы здесь делаем, по существу, — рассказываем друг другу истории». Известно, что лютеранство переживает глубокий кризис на всей территории Скандинавии. И главная причина этого кризиса — отсутствие национального характера в лютеранстве. Оно уничтожило скандинавских святых, а всю веру сосредоточила вокруг довольно умозрительных вещей. Именно этим объясняется всплеск атеизма и неверия в Скандинавии, а совсем не качеством Скандинавского образования, как любят повторять многие атеисты. И тут вот в Исландии появляется Бейнтейнссон, который свой и… Читать далее

Артём Тюрин
Админ
Артём Тюрин

В Скандинавии!